РЖД Локомотив Федерация спортивных журналистов России Чемпионат.ру Российская газета Гудок

Между небом и землей

Заметки на пути в Иерусалим на молодежный чемпионат Европы.

Придет время, в командировки будут летать на ракетах или, на каком-нибудь новом, сверх стремительном транспорте. Человек спешит, человек гонится за временем, как обогнать его - вот что не дает ему покоя. Неужто он не понимает, что укорачивает и без того до обидного короткую жизнь?

Но пока быстрее самолета ничего не придумано. Когда я начинаю перебирать все типы, которыми летал выходит, что самый экзотичный, уже почти не встречающийся на линиях, Ан-2. Винтокрылый шустрик был способен на любую работу. И пассажиров перевозить, и пожар тушить, и колхозные поля опылять. Особого внимания к себе он не требовал. Никаких тебе бетонных полос, где скажут, там и сядет, хоть на опушке леса, хоть на льдине. Никаких навороченных приборов, вроде навигации - руки, глаза, да уши летчика, вот основной инструмент управления. Да, примитив. Но зато надежный, незаменимый в самых сложных условиях самолет. Кого он только не вызволял из смертельного плена - рыбаков, охотников, геологов, да и санитарная служба, тоже базировалась на «аннушке». Не зря самолет прожил такую долгую жизнь. Летал я еще на «яках», «илах», «тушках», а теперь и не запомнить все типы самолетов, которые вылетают и приземляются в российских аэропортах. В основном импортного производства.

Самый мой продолжительный полет - 18 часов с посадкой в исландском аэропорту Шеноне и пересадкой в канадском Монреале до Калгари, где в 1988 году проходили зимние Олимпийские игры. Наши спортсмены выступили блестяще - особенно фигуристы, биатлонисты, лыжники и хоккеисты. Обратно летели все вместе. К чемпионам добавились руководители, журналисты и артисты, которые входили в обязательную, так называемую группу поддержки. Там, кстати, я впервые увидел вблизи Иосифа Кобзона, Андрея Миронова, Геннадия Хазанова. Самым общительным был Кобзон, с ним можно было говорить запросто. У Хазанова в ту пору с журналистами возникли натянутые отношения, помню даже, как после Игр на каком-то заседании в ЦК КПСС, он чихвостил журналистов за то, что они, на его взгляд, слишком жестко критиковали некоторых спортсменов. Андрей Миронов мучился давлением, это было видно по его пунцовому лицу, и предстоящий полет его явно напрягал. Зато знаменитый композитор и певец Евгений Мартынов («Яблони в цвету» чего только стоят!), оказавшийся моим соседом, был весел и неутомим весь не близкий перелет. Где он, в конце концов, потерял свою ондатровую шапку, так и осталось загадкой. Скорее всего, в одном из баров Шенона, где наш самолет, как и многие его счастливые пассажиры, дозаправлялись. На борту «горючее» кончилось в первую пару часов.

А началось путешествие с того, что нас четыре часа мариновали в аэропорту. Пилот наотрез отказывался выруливать машину на взлет из-за страшного перегруза. Дело в том, что спортсмены получили свои призовые сразу после выступления (вот они, плоды Перестройки!) и, конечно, устроили шопинг. Время было такое, что все тогда везли из-за границы (кто мог, конечно) - прилавки наших магазинов отдавали эхом тотальной пустоты. Спортсмены, артисты, дипломаты, журналисты, вообщем, кто имел великое везение выезжать за рубежи СССР, всеми силами старались хоть как-то усечь этот дефицит. В основном покупалось для себя и родственников, но и для продажи тоже. Те, кто ездил часто пользовались большим внимание перекупщиков, проще говоря, фарцой. Не знаю, какими уж посулами удалось, в конце концов, пилота уговорить, но только вместо 23 часов в Москву мы прибыли примерно к 4 утра. Чтобы расшевелить публику один из руководителей делегации при посадке исполнил по бортовому радио песню «Вернулся я на Родину…».

На Родине томились в ожидании, но только не грузчики. По каким-то причинам они бойкотировали наш рейс. Игнорировала его и таможня. И это в те времена, когда и «мышь не проскочит»! Далее было уж совсем невероятное: кто-то открыл багажный отсек и толпа, в кромешной темноте, кинулась разбирать свои чемоданы. К ним добавились те самые встречающие из числа фарцовщиков и родственников. Такой орущей, толкающейся локтями, сбивающей друг друга огромными баулами, вырывающей их друг у друга дико паникующей своры я никогда больше не видел. Как в ней никого не покалечили - не понятно. А вот почему кое-кто из прилетевших оказался без своего багажа, как раз вопросов не вызывало… Поездку эту я вряд ли когда-нибудь забуду. Памятен мне и не навязчивый аэрофлотовский сервис тех лет: расстояние меж рядами крохотное, ноги быстро затекали. Курили нещадно, пили не рюмками, духота стояла такая, что некоторые пассажиры к концу полеты были в полуобморочном состоянии. Ни каких тебе пледов, подушек, бируши…

А теперь лечу я аэробусом с полнейшим комфортом. Три с половиной часа лета - почти прогулка. Кроме всего, выше перечисленного, к вашим услугам кипы газет, сувенирная тележка, а главное вмонтированный в спинку впереди стоящего кресла монитор - смотри фильмы, развлекайся играми, плутай по интернету. И это здесь, на высоте десятка километров, когда и в иных-то наших областных городах замучаешься искать интернет-кафе и гостиницы со свободным доступом в сеть!

В Израиле я был уже дважды. С московским «Локомотивом», проводившим здесь матч Еврокубка, и в связи с проектом, который предлагал местный молодой бизнесмен. Касался он поиска одаренных футболистов, продвижения их на международном рынке, ведения досье. Проект был любопытным, но что-то не сработало. А теперь у меня сразу две цели командировки - наладить организацию здесь турниров ДФЛ, а заодно посмотреть пару матчей молодежного чемпионата Европы с участием нашей сборной.

В 1994-м, когда появилась ДФЛ, в ее чемпионате сыграли 46 команд. Спустя год их стало 94. Долгие годы количество участников танцевало возле этой цифры. Прорыв случился с появлением в календаре фестиваля «Локобол-РЖД» - сначала примерно 200 команд, а теперь более 2000. Мы, конечно, этим гордимся. Как и расширением географии турниров. Сегодня ДФЛ де-факто международная организация, ее хорошо знают в детско-юношеском футболе Европы. В Лиге чемпионов «Лукойл» в нынешнем году выступят команды 25 стран, а в фестивале «Локобол-РЖД» 18. Причем, турниры мы проводим в Болгарии, Сербии, Турции, Литве, Латвии, Чехии, Молдавии. С помощью спонсоров, национальных федераций футбола, ведущих клубов стран. Координатором турниров в Европе выступает матч-агент УЕФА Евгений Маринов. Об интересе израильтян к ДФЛ узнали от известного в прошлом игрока ЦСКА Анатолия Коробочки. Он и помог навести телефонные мосты с ними. А на молодежный чемпионат Европы я аккредитовался от пресс-службы ДФЛ. Бывших журналистов не бывает. Все эти годы я не выходил из АИПС - международной организации, объединяющих по всему миру людей, пишущих о спорте.

Из Тель-Авивского порта, минуя столицу, отправляюсь в город моей давней мечты - Иерусалим, где, такое счастливое совпадение, играть нашей молодежной два первых матча. По нашим представлениям, это почти пригород - 45 минут на такси и ты на месте. Дорога прекрасная, ландшафт не очень - выжженные поля, серые, угрюмые каменные здания. Водитель, как и многие в Израиле «из наших». Переселился в 1993-м. Как водится, никто его не ждал. На родине был главным инженером на предприятии, здесь «выбился» в таксисты. Хотя и это тоже удача. Чтобы получить «шашечки» на дверца своего автомобиля, надо сдать экзамен из 11 тестов. Причем, несколько обязательно на иврите. Местные таксисты должны уметь действовать не только при авариях, но и пожаре, возможных родах пассажирки, находить общий язык с детьми.

А вот жена у Бориса - так зовут таксиста - врач-кардиолог, а это очень серьезная профессия. Не случайно, ведь так ценится израильская медицина, а многие переселяющиеся сюда из России и не скрывают, что тем самым страхуются на всякий случай. Здесь оплачивают практически любые, стоящие сотни тысяч долларов операции или лекарства. Так, по крайней мере, рассказывал давний мой знакомый Леша Френкель. Познакомил нас турнир по пляжному футболу «Золотые пески Самары», которые когда-то мы придумали с коллегой Сергеем Волковым. Популярность турнира тогда была бешеной, команды съезжались со всей России, а одна из них, за которую играл Алексей, называлась… «Дети ДФЛ». Организована она была Бертой Григорьевной Пановой, о которой, наверное, знают абсолютно все, хоть раз игравшие в Лиге. Выступали за нее сын Берты Григорьевны Игорь и его многочисленные друзья.

Матчи европейского молодежного первенства мы смотрели с Алексеем из ложи прессы. Он переживал за российскую сборную куда эмоциональнее меня. Потому, что я считал попадание нашей команды в финал уже большим успехом и заранее настраивался на то, чтобы избегать критики при любой, даже стопроцентной неудаче. Она и оказалась на все 100. И как бы не искали мы оправдания в предвзятостях судей, как бы не кивали на травму Кокорина и позднее прибытие в расположение сборной Дзагоева, даже в идеальной для нас обстановке, мы не имели шансов подняться выше места, которое заняли. По простой причине - соперники были сильнее. Сильнее, и все - аргумент железобетонный. Но я не соглашусь с некоторыми специалистами, которые предрекают ребятам из этой сборной мрачное будущее. На мой взгляд, все зависит от самих ребят, умения сделать верный вывод.

Игра против сильнейших в Европе команд дала возможность реально оценить свои способности, сравниться с игроками, за которыми вовсю идет охота ведущих клубов мира. Да, уступаем, да есть чему учиться, но мы готовы подтянуться, готовы пахать, мы не хуже и какие наши годы?! Именно так должны думать и Дзагоев, и Шатов, и Фильцов, Яковлев, да все ребята с нормальной самооценкой. Иначе, увы, их ждет судьба большинства из золотой команды 2006 года. Да и в моей практике тоже есть печальный опыт. В 1999-м с большей надеждой ехал я на финальный турнир юношеского чемпионата Европы в Чехию, где играла наша сборная, составленная из ребят 1982 года рождения. Это была практически сборная игроков, открытых на первых турнирах ДФЛ - Котов, Усов, Жданов, Чернов, Рябых…Классные ребята были, с перспективой. Но большинство так и осело в клубах первого и второго дивизиона, а кто-то и вовсе забросил футбол. Только трое пробились в элиту - братья Березуцкие, которых делегировала в сборную школа «Торпедо» и Роман Адамов («Олимпия», Волгоград).

Почему так случилось? У меня было время проанализировать во встречах с тренерами, знакомыми, родителями. Причины были самыми разными, но «не хватило характера», звучало чаще всего. Под этим подразумевалось банальное - лень, самоуспокоенность, пристрастие к алкоголю, неумение преодолевать трудности… Тот же Андрей Рябых из «Олимпии» был супер одаренным от природы нападающим, на его фоне ставшие потом бронзовыми призерами чемпионата Европы Колодин и Адамов смотрелись куда менее выгодно, но… А чтобы этого «но» не случилось с парнями из нынешней молодежки, надо им перетряхнув себя, идти вперед, прогрессировать, стучаться в главную сборную. "Кто, если не мы?" - вот так должен ставиться вопрос. Корень наших неудач лучше всего искать не в матчах на аренах Израиля, а на своей, домашней полянке. Тут я повторюсь миллионный раз - в развитии детско-юношеского футбола, которым занимаются у нас не системно, от случаю к случаю, абы как. Вдаваться в тонкости, как и что надо делать нет смысла - программы от ДФЛ передавались президентам РФС, что называется по наследству.

Ничем особым чемпионат мне не запомнился - рекламы никакой, сувениров кот наплакал, стадион в Иерусалиме и подступы к нему оказались перерыты, как огород кротами - слабо подготовились здесь к такому действу. Ну а с транспортом поздним вечером после матча Испания - Россия творилось просто черте–что: автобусы по причине выходного дня не ходили, а такси ловил почти два часа. Причем, протиснуться в салон удалось только на подсадку: тут подобная «услуга», забытая нами с советских времен, пользуется вовсю. А цены задираются в экстремальным условиях уже по российским лекалам.

Когда выпадало время, я опять и опять спешил в Старый город Иерусалима. К его святым местам, близким сердцу любого человека – будь он православной, иудейской, мусульманской, католической веры. Наверное, есть люди, которые сумеют, найдут слова, чтобы рассказать об этой удивительной земле и ее многовековой истории. А я даже не рискну. Просто это надо видеть, чувствовать, принимать душой. Чтобы жить дальше.

Виктор Горлов,
Президент Детской футбольной лиги
Иерусалим

18 июня 2013 года