РЖД Локомотив Федерация спортивных журналистов России Чемпионат.ру Российская газета Гудок

ФУТБОЛ-КЛАСС


На футболе с Викторов Гусевым

Комментаторы... Что бы мы без них делали?! Без этих профессионалов своего дела, которые помогают нам разбираться в хитросплетениях футбольного ремесла. Кто, как ни они, могут завести публику, выплеснув весь свой словесный запал, или же в нужный момент разрядить атмосферу остроумной шуткой и даже просто случайным ляпом. Их слушает вся страна, их цитируют годами. Немного о себе, немного об искусстве футбольного комментаторства – Виктор Гусев.

Комментировать начал в детстве

– Виктор, насколько мне известно, комментатором вы стали в 40 лет. Не поздновато ли?
– Можно, конечно, было и раньше. Я закончил институт иностранных языков, отслужил в армии, работал в ИТАР-ТАСС. Но до 30 лет вообще не мог попасть в спортивную редакцию - мест просто не было. Так что моя карьера как спортивного журналиста не такая уж и долгая.
– И как вас принял футбольный мир?
– Когда я пришел, происходила смена поколений. Ведущим комментатором тогда считался Владимир Перетурин. Был момент, когда мы поехали на чемпионат мира в США. Перетурин должен был комментировать финальную встречу. Вдруг мне звонят и говорят, что репортаж веду я. Представляете!
– Может быть несколько странный вопрос, но среди комментаторов у вас был кумир?
– В мое время главные репортажи вел Николай Озеров. Поэтому, когда меня спрашивают: «В детстве ты хотел быть комментатором?», – отвечаю, что и в голову не приходило, так как он уже был. Хотя комментировать футбол я начал еще в детстве: во дворе ребята играли, а я бегал и комментировал. Но без намека на будущее. Тогда казалось, что Озеров будет всегда.
– У Озерова взяли что-нибудь на заметку?
– Вряд ли. Разное время, разные принципы. Для советских людей Озеров был истиной в последней инстанции и единственным из очевидцев, кто мог сообщить о происходящем на том или ином спортивном форуме. Сегодня же время Интернета. Публику трудно чем-то удивить. Поэтому работать стало только сложнее. Плюс конкуренция.

Знание толкает вперед

– Какие качества наиболее важны для комментатора?
– Всякий раз, когда меня просят выделить главное качество, я отвечаю: «Зрение!». И это так. Далее – чувство юмора, раскованность и концентрация внимания. И последнее – знания.
– Уверенность в эфире сразу обрели?
– Трудно сказать. Я понял, что должен все знать, пусть и не сказать в эфире. Моя карьера началась с международных матчей, как-то незаметно подкрался чемпионат мира-94. Много команд, много составов. Тогда просто заучил фамилии. Само знание придавало уверенность, толкало вперед. На этом я и построил стиль, прибавив к нему эмоциональность.
– К матчам готовитесь?
– Конечно. Правда, с годами я меньше стал уделять внимание книгам, но взахлеб читаю газеты. Не только наши – английские, французские, испанские. Все читаю и перерабатываю. Что-то даже выписываю себе. Но получается эффект, как при подготовке к экзамену – пишешь, а потом даже не заглядываешь в шпаргалку – все и так оседает в голове. Обязательно вынашиваю идеи. Единственное – не готовлю игры слов. Потому что это опасная вещь: если ты заготовил красивые фразы, и они не находят применения в матче, то невольно будешь подгонять под них репортаж. А это – не годится!
– А под картинку когда-нибудь приходилось работать?
– Был один кошмарный опыт, когда я комментировал матч чемпионата мира-94 Голландия – Марокко, проходивший во Флориде. Я находился в телевизионном центре в Детройте, когда мне сказали, что я не успеваю добраться до места. Прохожу мимо огромных экранов, где журналисты приготовились к просмотру встречи, и вижу кабинку, из которой мне предстояло вести репортаж. Я аж рот открыл: стоит малюсенький телевизор. Я не то, что марроканцев, голландцев даже не мог различить. Ужас!

«Гусева в штат!»

– Есть какие-то негласные законы в прямом эфире?
– Ни в коем случае нельзя открыто поддерживать только одну команду. Переживаешь за себя и за зрителей. Я болел и очень сильно за «Динамо». Но когда стал писать о футболе, открестился.
– Даже когда играет национальная сборная нельзя проявить эмоции?!
– Конечно, когда играет сборная, я всегда болею за нее. Мне легче вести матчи сборной, так как эмоциональность выходит на первый план. Надо гнать команду вперед. Были случаи, когда мне казалось, что я причастен к ее успеху.
– Матчи сборной, наверное, особая ответственность?
– Безусловно, ведь комментатор – лицо зависимое. Прежде всего, от результата. Можно прекрасно откомментировать матч, но если сборная проиграла, то в сознании зрителя ты ей не помог. Можно провести нормальный рабочий репортаж, но за победу получить лучик славы. Например, когда я работал внештатником в редакции ОРТ, и комментирвал матч «Спартак» – «Блэкберн», красно-белые выиграли. На обсуждении дошло до футбола. Константин Эрнст сказал: «И что Гусев еще не в штате?!». Вскоре меня зачислили.
– Вы чувствуете, что вас слушают миллионы?
– Да. Вначале, когда я только сел в комментаторскую кабину, это пугало. Сейчас поддерживает. Чувствую, что говорю с людьми, и это помогает. Подходит следующая параллель: выходит на поле молодой футболист и на него давят заполненные трибуны. Опытный же игрок черпает от них вдохновение, даже если против него настроен весь стадион.

Однажды заплакал

– Часто можно услышать жалобу болельщика на то, что футбола на центральных каналах стало мало...
– Да, рейтинги низкие у спортивных программ. Какими бы талантливыми и хорошими мы бы ни были. Рейтинги низкие даже у чемпионата России. То, что ОРТ иногда показывает матчи первенства, это выполнение некой социальной функции. На самом деле футбол идет в убыток каналу. К примеру, поставленное в это же самое время кино по рейтингу будет выше. Конечно, на основных каналах футбола недостаточно. Но мы пытаемся лоббировать свои интересы, интересы футбольного зрителя. Это сложно. Мало футбола не потому, что его не любят на Первом канале, а объективная оценка того, подо что дают рекламу.
– Куда подевалась ваша авторская программа «На футболе...»?
– Она перестала существовать, после того, как мы вернулись с афинской Олимпиады и увидели, что ее нет в программе. Мне объяснили, что ОРТ – канал не спортивный. А спорт был в соперничестве с РТР и НТВ. Пока канал все еще сохраняет свою спортивную редакцию, но только для освещения больших спортивных мероприятий, вроде Олмпиады и чемпионата мира. Так что все планы пока связаны с крупными событиями.
– Подводя итог, скажите: «В чем же состоит искусство комментатора?».
– Комментатор – глаза телезрителя. Ты ведь не знаешь, где он смотрит матч. Но обязан комментировать так, чтобы телезритель ощущал, будто бы он сидит на VIP-месте.
... Когда мы уже расставались, Виктор вдруг окликнул.
– Знаете, удивительную вещь прочитал недавно. Признаюсь, даже заплакал. Журналистка писала о том, как смотрят телевизор незрячие люди. Колоссальное потрясение испытал, когда один человек сказал: «Я слушаю Виктора Гусева. Когда он комментирует, я вижу все». Вот за что я боролся. Это и есть самая лучшая оценка моей работы.


Нельсон ПОГОСЯН