РЖД Локомотив Федерация спортивных журналистов России Чемпионат.ру Российская газета Гудок

ФУТБОЛ-КЛАСС


Виртуоз

«Сейчас «Динамо» загоняет себя в тупик, – берет слово Владимир Козлов, один из самых ярких форвардов бело-голубых в 60-70-е гг. – Это обилие легионеров, причем, большинство из которых весьма среднего уровня. К чему это в итоге приведет? Вдруг они в один прекрасный день сорвутся с места? Тогда останется выжженная земля. Корни-то теряются, пропала связь со школой. Больно смотреть. В идеале «Динамо» должно быть русской командой. Как во времена, когда играл я…».

«Вовку записываем!»
В футбол влюбился с самого детства: выходили гурьбой во двор всегда с мячом. Мое поколение, послевоенное, безумно любило футбол. Хотя в нашей семье никто и близко не понимал эту игру. Отец, военный, знал лишь две фамилии футболистов: Яшин и Башашкин. Мама была далека от футбола: «Занимаешься, ну и занимайся, лишь бы при деле был». Постоянно бегали на стадион «Динамо», на игры мастеров. Как правило, проходили без билета, перелезали через заборы. Однажды меня даже в милицию забрали.
…Когда был маленький, сделал первую попытку прийти в группу подготовки, тогда еще не существовало понятия «школа». Набрался смелости, явился на стадион «Юных пионеров» с друзьями. Но тренер, видимо, решил сэкономить время, и меня как самого невысокого даже не просматривал, сказав: «Приходи на следующий год». И пошел я в группу подготовки при команде мастеров ЦДСА. Тренеры просмотрели меня и сказали маме: «Вовку записываем!».
С ранних лет я был помешан на технике, на виртуозности обращения с мячом. Как-то прочитал, что полузащитник сборной Уругвая 30-х гг. Леон Андраде брал мяч и на голове проносил его до чужих ворот. Я побежал во двор и с утра до вечера оттачивал финты. Очень любил жонглирование. Услышал как-то, что один жонглер установил рекорд Скандинавии, начеканив головой 2024 раза. Я усмехнулся, пошел и на Ходынке переплюнул скандинава. Частенько со своим другом Колей Севостьяновым, идя по разные стороны дороги, жонглировали, перекидывая мяч через проезжающие машины, автобусы, троллейбусы. Поражали слета на точность заборы, деревья. С тех пор уже в команде мастеров техника стала моим главным козырем...

Вслед за Бесковым
…В «Локомотив» меня позвал Константин Иванович Бесков. Он еще раньше приглашал в луганскую «Зарю», но я не пошел. К железнодорожникам из ЦСКА отпускать не хотели, даже руководство домой приезжало. Но я все-таки перешел к Бескову, получив вдогонку полугодичную дисквалификацию. В «Локо» Бесков создавал очень интересную команду, собрав всех перспективных ребят. В атаке мы с Мишей Гершковичем понимали друг друга с полуслова, под нами играл отличный распасовщик Боря Петров, слева сумасшедшие рывки совершал Орешников, а справа бровку бороздил Володя Коротков, нынешний начальник железнодорожников. Однако в первых турах результата не было, и руководство поспешило расстаться с Константином Ивановичем... В тот день, когда его освободили, решил для себя, что после сезона в команде не останусь. И на этот раз меня подвергли полугодичной дисквалификации.
К Бескову опять же шел и в «Динамо». Там я сразу сдружился с Геной Еврюжихиным, с которым на всех выездах делил гостиничный номер. Как и в быту, на поле мы отлично понимали друг друга - не раз забивал с его передач. А вообще конкуренция в атаке тогда была что надо. Бесков наигрывал аж три тройки нападения!
В 1967 году мы стали вице-чемпионами и обладателями Кубка СССР. В чемпионате, хоть и начал играть со второго круга, забил пять мячей. До первой игры в основе сыграл за дубль. В первом же матче, едва мы начали с центра поля, я забил гол и следующую встречу с «Торпедо» начал в основе. Помню, в той игре меня опекал кумир болельщиков Валерий Воронин. Через год я окончательно влился в коллектив, играл постоянно. За сезон забил 14 мячей. Но после серебряного 67-го команда завершила сезон лишь на пятом месте. Что, безусловно, тогда расценивалось как неудача. В тот же год меня внесли под вторым номером в список 33-х лучших и вызвали в сборную. Но заиграть в ней мне так и не удалось. В основном, из-за травм. Горько и обидно сейчас об этом вспоминать…
В 1970 году был мимолетный период, когда Константин Иванович перевел меня ближе к линии полузащиты. В принципе мне было все равно, где играть. Но однажды Бесков дал мне установку на матч: «Будешь в средней линии». Мне настолько было неприятно называться полузащитником, что, я впервые по своей инициативе даже зашел в тренерскую: «Константин Иванович, может, лучше мне не играть». Он меня понял и настаивать не стал…

«Ай, да гол!»
В следующем сезоне стартовали просто здорово – одиннадцать игр не знали поражений. Но потом что-то разладилось, и мы финишировали на пятом месте. В том году состоялась прощальная встреча Льва Яшина, который перешел на должность начальника команды. Я вышел против сборной мира во втором тайме...
Пусть в сезоне-72 мы провалили чемпионат, откатившись на десятое место, все силы были брошены на Кубок Кубков. Первым соперником был «Олимпиакос». Что творилось на трибунах в Пиреях?! Чтобы просто сказать что-то на ухо партнеру, нужно было кричать. Даже в Южной Америке ничего подобного не было. Во втором тайме я сделал дубль, и мы выиграли – 2:0.
Турецкий «Эскишехирспор» показал себя неуступчивым соперником. Такие прилипчивые - воздуха глотка не давали сделать. Тем не менее, в каждой игре я забил по мячу. Особенно хорош был в Турции - ударом с лета в ближнюю «девятку». Даже Бесков в тогда сказал: «Многое я повидал на своем веку, но такой гол!..».
Вообще 72-й год считаю лучшим в своей спортивной карьере – летал по полю. Казалось, стоит мне сделать легкое усилие, и я мог решить исход любого матча. Но опять травмы. Пришлось сказать «прощай» чемпионату Европы и финалу Кубка Кубков…

На костылях в Барселону
…Бесков до последнего надеялся, что я сыграю. Мне сделали операцию, лежу в палате. Тут врывается Константин Иванович: «Поднимайся, завтра вылетаем на финал с «Рейнджерс»! Врачи в шоке. Я встаю на костылях, он удивился, видно, думал, что травма не столь серьезная. В Новогорске велел костыли мои выбросить, дали вместо них какую-то палочку. Только в Барселоне Бесков понял, что травма серьезная, и я не сыграю. Помимо меня, в финале не смог сыграть Толя Кожемякин, которого я считаю самым талантливым футболистом того времени. Так что выдвинуться в переднюю линию пришлось Андрею Якубику…
В финале дали «Рейнджерс» фору в три мяча, пропустив обиднейшие голы из-за собственных ошибок. Думаю, мы переоценили британцев. Ничего выдающегося они не показали, а в конце игры вообще еле ноги волочили. Когда пошли вперед, могли забить не два, а больше... Сейчас трудно говорить, ведь история не любит сослагательного наклонения, но считаю, если бы не зрители, выбежавшие на поле за три минуты до финального свистка, мы бы дожали шотландцев. Гол-то назревал, но...
В 1973 году Бескова убрали. С пришедшим ему на смену Гавриилом Качалиным вроде бы сработался. Но в тот год мне не хватило одной игры, чтобы получить бронзу. На замену выпускали кого угодно, только не меня. Странное отношение – мне 27, самый расцвет, а не играю. Загадка. Но Гавриил Дмитриевич относился ко мне хорошо. Это я почувствовал, когда работал в динамовской школе. …Перед сезоном-76 собирался заканчивать, поскольку пришло много молодежи. Но Сан Саныч Севидов твердил: «Ты мне нужен». Однако при нем я ни разу даже не тренировался с основой, играл за дубль. Мне было 29 лет, я находился в самом соку. Предложения поступали, но уходить из «Динамо» я не хотел. Для себя решил, что закончу именно в этом клубе. «Динамо» для меня стало родной командой.

Детский тренер
После окончания карьеры мне предложили поработать тренером в динамовской школе. Я согласился и вот до сих пор вожусь с детьми. Был период, когда пробовал себя в большом футболе. Меня вместе с Володей Смирновым пригласили работать во вторую лигу с «Динамо-2». Но, оказалось, кредит доверия к нам был невелик, и в разгар сезона нас сняли. По правде говоря, это стало неожиданностью: мы начинали с нуля, привлекали молодежь. Тем более, конкретных задач перед нами не ставили.
Наверное, для работы с профессионалами мне не хватает авторитаризма, способности выбивать и пробивать, кого-то покупать, кого-то продавать, тем самым, решая судьбы людей. Поэтому как тренер в большом футболе никогда не буду востребован. В работе с детьми я нашел свое утешение и возможность передать опыт и знания молодежи.
У меня выпустился Вася Кульков, который начинал в «Советском районе», братья Олег и Алексей Морозовы, начинали братья Михаил и Вова Бесчастных. Кстати, когда они приходили на просмотр, сказал Вове, как когда-то сказали мне: «Вовку записываем!». …Конечно, себя в футболе я реализовал не полностью. Мне всегда казалось, что сыграть можно было лучше. Не все получилось и в сборной. Это самое большое разочарование. До сих пор уверен, что мог и сыграть, и забить больше…

Литературная запись Нельсон ПОГОСЯН

Досье.
Козлов Владимир Владимирович. Нападающий. Мастер спорта международного класса (1972). Родился 4 марта 1946 года в Москве. Воспитанник группы подготовки ЦСКА. Выступал за команды «Локомотив» Москва (1966), «Динамо» Москва (1967-1976). В чемпионатах СССР провел 215 матчей, забил 72 гола. Вице-чемпион 1967, 1970. Обладатель Кубка СССР 1967,1970 гг. Финалист Кубка обладателей кубков 1972 г. Трижды входил в список 33-х лучших футболистов страны. За сборную СССР провел 2 матча. Окончил ГЦОЛИФК (1976), ВШТ (1985). Тренер команды «Динамо-2» Москва (1986). Тренер детских и юношеских команд СДЮШОР «Динамо» с 1978 года.