РЖД Локомотив Федерация спортивных журналистов России Чемпионат.ру Российская газета Гудок

Игрок, тренер, подполковник

Сегодня атаку большинства российских клубов составляют иностранцы. Многие задаются вопросом: «Не уж-то и впрямь перевелись на земле русской свои голеадоры?». Болельщики же со стажем вспоминают те славные дни, когда нападающих набиралось аж на несколько сборных. Что называется, смотри и выбирай на вкус – у каждого своя изюминка, свои козыри. Таких форвардов, как прославленный армеец Борис Копейкин, болельщики любили во все времена. Мощный, с сильным ударом, постоянно нацеленный на ворота, он терроризировал оборону соперника, заставляя защитников капитулировать. Через полгода Борис Аркадьевич справляет свой юбилей.

«Ага, футболист служит!»

Начинал я играть в Челябинске, — вспоминает Борис Аркадьевич. – И вот, сколько себя помню, без мяча жить не мог. Дом наш стоял возле стадиона, где выступала местная команда «Трактор». Ходил на ее матчи, подавал мячи.
В то время у нас в городе собирали мальчишек и проводили сборы, по итогам которого лучшие попадали в «Локомотив», выступавший во второй лиге класса «А». Из моего года отобрали троих, в их число попал и я. Один год провел в дубле, а на следующий, в концовке сезона пробился в основу. Однако тут подоспела армия...
Честно скажу, желанием идти служить я не горел. Из команды призвали четверых, причем троих из одного района. Им, конечно, было легче. А я один. Некому было за меня вступиться. Но оставили служить в Челябинске. И часть наша располагалась как раз за стадионом.
Тренер, под руководством которого я играл в «Локомотиве» – Николай Александрович Самарин, ушел работать в «Уралмаш». Вскоре к нам в дивизию нагрянула проверка. Посмотрели по спискам: «Ага, футболист служит!». Офицер и два солдата пришли ко мне домой. Собрал я вещи – и в Свердловск. Прямо к Самарину. «Уралмаш» в то время сидел на сборах. И Николай Александрович тогда сказал: «Возвратимся, я тебя заберу». Несколько месяцев я прозябал в спортроте, откуда Валентин Александрович Николаев, тренировавший московских армейцев, хотел меня забрать к себе в команду. Приметил еще, когда я выступал за челябинский «Локомотив». Но в 65-м не получилось. ЦСКА в тот год стал бронзовым призером. И руководство, не довольное результатом, с ним рассталось. Валентин Александрович уехал тренировать хабаровское СКА, которое, по стечению обстоятельств, выступало в одной зоне с «Уралмашем». Оказалось, что Николаев помнил футболиста по фамилии Копейкин. Вышли на меня люди из Хабаровска. Я даже в самоволку ходил, чтобы встретиться и обговорить условия. Сказали: «Все, жди вызова». Но терпением пришлось запастись. Из одного военного округа в другой переход футболистов не практиковался. И председатель спорткомитета нашего округа, генерал Харазия мне говорил: «Я тебя не отпущу, отслужишь – пожалуйста». И тогда Николаев придумал такой ход: перевести меня в СКА транзитом через Москву. Один вызов пришел, второй. Тут Харазия не выдержал, отпустил. Я на поезд – и в столицу. Утром приехал, зашел в отдел кадров. Меня переоформили, дали в руки билет на Хабаровск, где я провел три года.

«Что это за Копейкин?»

В СКА у меня все складывалось удачно. Истекал срок моей срочной службы, и мне предлагали остаться. Но я не соглашался. Вел переговоры с «Динамо». Хотели меня там видеть, да и сам, чего душой кривить, был не прочь переехать в Москву.
ЦСКА же в то время возглавлял Всеволод Михайлович Бобров. И опять не обошлось без Николаева. В 1969 году он был главным тренером Вооруженных Сил по футболу. Встретился в Бобровом и сказал, что, мол, так и так, есть такой футболист Борис Копейкин. Две недели меня Бобров уговаривал подписаться. Хотя сам меня в деле никогда не видел. Однажды он даже не сдержался: «Да что я тебя уговариваю, может, ты вообще не умеешь играть?». Но в конце концов, я сдался. Неопределенность давила. В ноябре я стал армейцем. Дали мне две путевки, поехал с женой в сочинский санаторий. Там я и познакомился со всеми одноклубниками. Когда отдых подошел к концу, жена отправилась в Челябинск, а я – на сбор...
В стартовом составе я стал выходить не сразу. Почти одновременно со мной команду пополнили Берадор Абдураимов из «Пахтакора», один из лучших бомбардиров чемпионата СССР-68, и Юрий Вшивцев из московского «Динамо». Помню, в Петровском парке, где играл основной состав, всегда объявляли, как сыграли дублеры. И постоянно: «Гол забил Копейкин, гол забил Копейкин». Болельщики тогда перешептывались: «Что это за Копейкин такой? Показали бы его, коль уж в каждой игре забивает».
По иронии судьбы, свой первый матч за ЦСКА провел против «Уралмаша». Получилась интересная история. Бобров назвал меня в «основе», так у меня от волнения спину скрутило. Подошел к Всеволоду Михайловичу, говорю, что сыграть не смогу. Но, надо сказать ему спасибо, он не воспринял это в штыки, выпустив меня при счете 0:0 на замену во втором тайме. Владимир Федотов прошел по флангу, сделал образцовый навес, и я головой на 90-й минуте забил победный мяч…

Чемпионский год

Жаль, не довелось подольше поработать с Бобровым. Вскоре его убрали из команды за неудовлетворительные результаты. Интересно, что на его место вновь пригласили уже знакомого мне Валентина Николаева…
Тогда мы целый сезон гнались за «Динамо». Так получалось, что у нас постоянно на одну игру было меньше. Помню, проводили предпоследнюю игру чемпионата. Игра катилась к ничьей. До сих пор не пойму, как Владимир Федотов умудрился забить тот гол! Мяч уже уходил за лицевую линию, когда он нагнал его и вывернул так, что он влетел под самую планку. Представляете, с нулевого угла!!! Если бы не тот чудо-гол, никаких дополнительных матчей за «золото» не было бы. Потом мы без проблем разобрались с «Нефтчи». В итоге набрали, как и «Динамо», 45 очков. Наша првая дополнительная игра в Ташкенте завершилась вничью. Второй же матч получился очень драматичным. В начале игры нам удалось открыть счет – Владимир Дударенко пробил Владимира Пильгуя. Вроде игра шла под нашу диктовку, но в течение 7 минут «Динамо» превратило унылые 0:1 в радостные 3:1. Но нам этом дело не закончилось. Сначала Федотов сократил разрыв в счете, а потом Поликарпов с пенальти его сравнял. Соперник запаниковал, нам осталось только дожать. И тут Федотов издали приложился к мячу. Удар получился несильным, но мяч дробило. Попав в кочку, он перепрыгнул через вытянутые руки Пильгуя. Так мы вытянули ту безнадежную игру и взяли золото...

От играющего до главного

…В 71-м году мы откатились на 12-е место. Вообще ЦСКА в 70-х гг. жутко лихорадило. Постоянная смена тренеров не давала никак реализовать игрокам свой потенциал. А чемпионский состав к тому времени уже потихоньку распадался. Команду покинул Валентин Афонин, Альберт Шерстнев был уже не тот. Набрали молодых. Я в 76-м еще играл, но меня тогда уже считали ветераном. И через год на командном собрании мне в приказном порядке сказали заканчивать.
Звали меня тогда в другие клубы, но уволиться было очень проблематично. Помню, мне дали 24 часа на выбор другого армейского клуба. Уехал я в группу советских войск в Венгрию. Шесть лет там в низших лигах венгерского первенства отбегал, исполняя роль играющего тренера. Вернулся в школу ЦСКА, отработал четыре года. Потом работал с ЦСКА-2, где у меня в команде играл Карпин.
В 1989 году команду, которая выступала в первой лиге, принял Павел Садырин. Он меня и позвал в помощники. В память врезалась первая тренировка. Ребята сидят у забора. Подхожу, а они мне: «Мы тренироваться не будем. Нам еще за прошлый сезон премиальные не выплатили». Игроки тогда хотели деньги получить и разъехаться. Я – к Садырину. Тот: «Скажи, что завтра деньги будут». После тренировки стали уговаривать ребят. Кто хотел – ушел, но большинство остались. Позже Павел Федорович собрал тренеров, администраторов и говорит: «Все по домам, снимайте деньги с книжек. Надо с ребятами расплатиться». Рассчитались, но денег в клубе не было. Тогда через армию на каждого работника клуба выписывали мебель, кухни, спальни и продавали. Спросили у ребят: «Сколько вам нужно за выигрыши, чтобы выйти в высший дивизион?». Они: «По сто рублей за выигрыш дома, 150 – на выезде». Вопросов нет. Выиграли мы соревнования в первой лиге, в 1990 году стали вторыми, а год спустя чемпионами и обладателями Кубка СССР. Игра ЦСКА тех лет была близка к идеалу…

В августе 1992 Садырин возглавил сборную России и своим преемником назвал Геннадия Костылева. Меня же он попросил помочь новому главному войти в команду. Но спустя несколько месяцев приказом министра обороны я был уволен в запас... Затем был Магнитогорск, но долго я там не проработал - вернулся в Москву. Виктор Мурашко, начальник армейского клуба, сватал меня тогда на должность главного. Помню, сидим в кабинете, и он вдруг спрашивает:
- Сколько времени?.. А тренировка во сколько?
- В пять.
- Ничего, успеем.
Поехали на базу. Там главный тренер. Руководство с ним поговорило, он развернулся, сел в машину и укатил. Так я возглавил ЦСКА. Проработал с командой почти год. В чемпионате мы заняли 9-е место. Но работу я продолжил и в следующем сезоне. Тогда с деньгами было очень плохо. Однажды Мурашко мне сказал, что есть вариант с Александром Тархановым, у которого связи в «Лукойле». Так что ЦСКА мне пришлось оставить. Я ушел работать с армейскими мальчишками. Потом звали работать с командами КФК и второй лиги. Но всякий раз мне не везло. Либо команды не ставили высоких целей, либо не было нормальных условий.
…Сейчас я играю за армейских ветеранов. Участвую в различных турнирах. Без футбола я не могу. Так получилось, что я отдал Родине, армии большую часть своей жизни, как игрок, как тренер, дослужившись до чина подполковника…

Наше досье.

Копейкин Борис Аркадьевич. Нападающий. Родился 27 марта 1946 г. в Челябинске. Выступал за команды «Локомотив» Челябинск (1964-1966), СКА Хабаровск (1966-68), ЦСКА (1969-1977), команду ГСВГ (1978-1983). В чемпионатах СССР провел 223 матча, забил 71 голов. Чемпион СССР 1970 года. Трижды входил в списки 33-х лучших футболистов страны. За сборную СССР провел 8 матчей, забил 1 гол. Тренерская карьера: 1983-87 гг.- тренер СДЮШОР ЦСКА, 1988 г. - тренер ЦСКА-2, 1989-1993 гг. - тренер ЦСКА, 1993 г. - главный тренер магнитогорского «Металлурга», с июня 1993 г. по июнь 1994 г. - главный тренер ЦСКА. С июля 2002 г. - главный тренер ФК «Пресня» (Москва).





Карьера в сборной

...Всю жизнь мечтал играть за сборную. Тогда попасть в главную команду страны было невероятно сложно. Выбор-то у тренеров был громаднейший - три состава могли набрать.
Обидно, что карьера в сборной у меня, по большому счету, не удалась. Мог попасть на Олимпиаду в 1972 году в Мюнхене, даже участвовал в отборочных матчах, но на финальный турнир помешала поехать травма. Не поехал и на финальный турнир чемпионата Европы-72. Тогда «немецкая машина» гремела на весь мир. Кстати, незадолго до финального этапа мы играли с ФРГ в Мюнхене товарищескую встречу. Проиграли - 1:4. Помню, меня по пятам преследовал Брайтнер. Получаю мяч, он передо мной возникает. Гляжу, следует их атака, а он уже по нашим воротам лупит. И впрямь, машина. Не даром спустя два года они стали лучшими в мире.