РЖД Локомотив Федерация спортивных журналистов России Чемпионат.ру Российская газета Гудок

Динияр Билялетдинов: художник и автомобилист

Аделия Билялетдинова:
Говорю сыну: «Спасибо»



Зачастую состояние футболиста на поле зависит от той атмосферы, которая воцарилась в семье. Если там неурядицы – полной отдачи от игрока не жди. Ну а кто же еще, кроме женщины может лучше знать, как сохранить гармонию и благополучие в семейном очаге, даже если в доме все мужчины – спортсмены? О том, как вырастить в семье футбольную звезду, рассказывает мама полузащитника московского «Локомотива» и молодежной сборной России - Аделия Билялетдинова.

Семья, влюбленная в футбол

– Аделия Абдулахматовна, все мужчины в вашей семье – сплошь футболисты. Участь, наверное, незавидная?
– Вообще, честно скажу, пока не познакомилась с мужем, от футбола была очень далека. Но все же, думаю, этот вид спорта был, что называется, мне на роду написан. Мой папа его обожал, был страстным болельщиком «Спартака». Он постоянно таскал меня с собой на стадион в Петровский парк. Помню, как я мучилась... Когда познакомилась с мужем Ринатом, все изменилось. Хотя поначалу страшно переживала, даже обращалась к более опытным женам за советом. Как себя вести, что делать?.. Ведь это целая наука. Очень важно, чтобы дома царил мир и порядок, только тогда футболист будет показывать все, на что способен. Я бы, честно говоря, даже создала гильдию жен футболистов.
– Чувствуется, футбол уже давно стал значимой частью вашей жизни…
– Безусловно. Ринат всегда был настолько предан футболу, что привил любовь и мне. Ну а сегодня еще и сыновья-футболисты растут.
– Изначально ставили задачу вырастить в семье футбольную звезду?
– Конечно, мне хотелось, чтобы Динияр пошел по стопам отца. Я видела, что сын очень способный. Нет, пожалуй, сейчас уже можно назвать его весьма талантливым. Футболом он начал заниматься с шести лет (а точнее – с 5 лет и 10-ти месяцев) в спортивной школе «Чертаново». Его взяли в команду годом старше, и там он сразу стал лидером. Представляете! Помню, даже мальчишки 84-го года боялись с ним один на один играть. Что творилось! Они наперебой кричали: «Играть с Билялетдиновым я не буду…».
– А не было желания отдать сына, к примеру, в музыкальную школу или на танцы?
– Нет. Мальчишки с детства были по уши влюблены в футбол - мяч будто был привязан к ногам день и ночь. К тому же отец - тренер. Так что судьба их была предопределена. Кстати, когда я отвела сыновей в спортшколу, их приняли без всякого блата. Там и не знали, что это те самые Билялетдиновы. Они-то думали - однофамильцы. Михаил Викторович Малыгин, первый тренер, потом когда об этом узнал, спросил, почему же мы сразу не сказали. А зачем? Мне была важна объективная оценка их способностей.

Футболист, художник, автомобилист

– А в чем еще, помимо футбола, проявлял себя Динияр в детстве?
– Он вообще очень неординарный молодой человек. У него необычный вкус, он знает толк в цветовой гамме, в одежде. Даже я всегда с ним советуюсь. Еще он здорово рисует, причем, это не мое мнение – знакомые утверждают... Иногда я даже думаю, что в нем пропал отличный художник. Но когда вижу, что он приходит с тренировки и вновь с упоением садится смотреть футбол, понимаю, что в детстве мы сделали правильный выбор.
– Как учился Динияр?
– Он пошел в школу с шести лет, учился в одном классе со старшим братом Маратом. Причем учился в лицее, который до сих пор высоко котируется в России. Требования там были очень серьезные. Но я довольна, что ребята справились. Динияр, между прочим, закончил школу без троек.
– За оценками-то следили?
– Да. Даже имела про запас один тактический ход. Зная, что футбол у них на первом месте, грозилась не пускать к мячу, если не сделают уроки. Это их здорово стимулировало. Хотя, конечно, я лукавила. Никогда не запретила бы им гонять мяч, ведь я сама беззаветно влюблена в футбол.
– Кстати, вы настояли, чтобы Динияр продолжил учебы в университете?
– Мы с Ринатом. Хотя больше напирала я. Муж был согласен и на физкульутрный институт. Но в конце концов перешел на мою сторону. Динияр закончил школу в 16 лет. В это время еще не было ясно, заиграет он или нет. Поэтому мы решили, что высшее образование лишним не будет. Кстати, и Динияр, и Марат поступили в один институт и на одну специальность. Причем выбирали они весьма любопытным способом. Размышляли примерно так: «Что любят мужчины? - Женщин. Футбол. Автомобили». Поэтому и выбрали автомобильный институт.
– Кстати, знаю, что и третий ваш сын - спортсмен?
– Да. Младший сын – саблист. Ему даже олимпийский чемпион Алексей Якименко подарил свою саблю. Как вы поняли, у нас вообще спортивная семья. Прадед Динияра по моей линии был чемпионом России по греко-римской борьбе. Только я в этом смысле отстала... Хотя когда Марат с Динияром были еще маленькими, на пару Ринатом играла против них в футбол. Причем, мы всегда побеждали, а они, уставшие, падали на землю и начинали реветь.

«Жена и мать футбола»

– Когда Динияр занимался в спортшколе на его игры ходили?
– Меня даже с тренировок выгоняли. Тогда как было: мамы привели детей на тренировки – и по магазинам. Я же смотрела от и до. Для меня маленькая детская площадка превращалась в большую арену.
– По окончанию школы Динияр попал в дубль «Локомотива»...
– ...где не попадал в состав. Отец ему постоянно твердил: «Работай!». И Динияр, стиснув зубы, пахал. Кстати, одно время сына очень поддержал Равиль Сабитов, возглавлявший тогда юношескую сборную. Я ему благодарна как мать. Даже когда сын не играл за дубль, он приглашал его в сборную. И там Динияр был одним из лучших. После чего его приметил Юрий Палыч Семин.
– А дебют сына в составе первой команды помните?
– Честно говоря, нет. Мне больше запомнился матч со «Спартаком». Динияр тогда отличился дважды. Стояла суровая погода, мы промокли до нитки, но я была совершенно счастлива. А вот дебютная игра прошла как-то незаметно, может быть потому, что я была в полушоковом состоянии. Были моменты, когда даже дыхание от волнения захватывало.
– Волнуетесь, наверное, даже больше, чем Динияр?
– Конечно. Знаете, когда болела за мужа, мне казалось, что сильнее волнения быть не может. Так я переживала! Но за сына я волнуюсь намного больше. Иногда кажется, что сердце останавливается. Такой же и Ринат. Он за себя переживал на сто процентов, за Динияра же на все двести. А вот сын эмоции держит в себе. Но в душе, по глазам видно, он переживает. В такие моменты мне просто плакать хочется.
– Вы, я вижу, человек эмоциональный. Дети-то не запрещают игры смотреть?
– Иногда. Говорят: «Мама, надо быть спокойней, ты ведь у нас одна». Но сдержаться очень трудно. Я не хочу сказать, что вся моя жизнь посвящена одному футболу, но две-трети - точно. Дома даже шутят, называя меня: «Жена и мать футбола».
– Сердце, наверное, сжимается, когда Динияр оказывается на газоне?
– Я в такие моменты плачу. Помню момент, когда Филимонов ударил сына по спине. Я ужасно переживала. Не дай Бог, что случится: вдруг по почкам попал или еще что... Это было верхом несправедливости. Коллеги не должны так поступать.

Золотая надежда России

– Спортивные газеты читаете?
– По возможности. Знаете, раньше я даже вырезала материалы, посвященные Ринату. У нас скопился целый дипломат. Эта традиция сохранилась и в отношении Динияра. Без этого никак...
– Близко к сердцу принимаете критику сына?
– Меня всегда поражала огульная критика. Футбол – это как государство в государстве. Я более или менее соприкоснулась с этим изнутри. Поэтому когда критикан скачет по верхам, это очень обижает. Если же все по делу, то такая критика идет во благо. Я всегда говорила сыновьям: «Вы не должны реагировать на критику эмоционально, но обязаны анализировать».
– Был момент, когда вы поняли: «Динияр стал взрослым»?
– Он так до конца и не повзрослел. Когда мама делает ему какое-нибудь замечание, у него реакция совершенно детская: что называется, надуть губки... Если что-то кажется ему несправедливым, то Динияр не плачет, но слезы все равно в глазах стоят. Я не считаю слабым мужчину, который может показать слезы. Но Динияр еще ребенок, воспринимающий мир в радужных тонах. И это - хорошо.
– Тем не менее, золотой медали российского первенства может позавидовать ни один взрослый футболист. Кстати, где она хранится?
– Дома. На самом видном месте – рядом с папиной. Это наша гордость: плакаты, медали, фотографии. Сейчас мы делаем специальный уголок, где можно будет увидеть спортивные успехи семьи Билялетдиновых... Почему я не прячу золотую медаль в сундук?.. Она должна быть Динияру как путеводная звезда. Каждый год нужно начинать с нуля и стремиться к большему. Одна награда – это только начало.
– Но за ней последовал индивидуальный приз...
– О, да! Премия «Первая пятерка», которую Динияру вручила Детская футбольная лига как лучшему молодому футболисту премьер-лиги, стоит даже выше золотой награды. Когда тебя называют «золотой надеждой России», это ко многому обязывает. Это аванс, который постоянно нужно оправдывать своим трудом, своим желанием.
– Вы гордитесь сыном?
– Безусловно. Всегда желаю ему удачи, здоровья, побед. Даже если бы он и не был футболистом... Когда я просто смотрю на него, душа радуется. Что может быть лучше, когда сын – спортсмен, умница, красавец, уважающий и любящий своих родителей. Я ему недавно сказала: «Спасибо». Он спросил: «За что?». – «За то, что ты есть, и за то, что ты такой».


Нельсон ПОГОСЯН