РЖД Локомотив Федерация спортивных журналистов России Чемпионат.ру Российская газета Гудок

Джордано Бруно нового времени

«Я всем обязан футболу и поднимаю голос в его защиту. В защиту товарищей по профессии, которые, как и я, отдали все футболу. Сегодня профессиональный футболист - единственный человек, которого можно продать и купить без его согласия. Продать и купить как невольника! Эту печальную истину я узнал на собственном опыте». Столь провокационное заявление потрясло общественность 60-х гг. «Бунтарем» стал Раймон Копа, настоящая легенда Франции, лучший футболист Европы 1958 года, бронзовый призер чемпионата мира, трехкратный победитель Кубка чемпионов...

Не шахтер и не регбист…
О проблемах французских игроков Копа заговорил уже на исходе своей карьеры, став настоящим заклинателем футбольного мяча. Но ведь был и другой, совсем юный Роман Копашевский, сын польского шахтера, переселившегося в конце 20-х годов в северную часть Франции. Там, в поселке Ное-Ли-Мине, 13 октября 1931 года он и появился на свет…
Отец пророчил сыну горняцкое будущее, и Роман с юных лет ходил вместе шахтерами в забой. Крепкий и сообразительный Роман быстро освоился и наверняка стал бы хорошим шахтером, если бы сошедшая с рельсов вагонетка, груженная углем, не изменила его судьбу раз и навсегда. Тогда он отделался сравнительно легко – ему оторвало две фаланги на указательном пальце. Лежа на больничной койке в госпитале, Роман дал себе обещание больше никогда не спускаться в шахту.
Оправившись после несчастного случая, Роман продолжил учиться в школе, однако теперь у него появилось большое количество свободного времени. На счастье всего французского футбола, один из школьных преподавателей Романа был настоящим футбольным фанатом, и многим ученикам передалась его любовь к этому спорту. «Будь он поклонником регби, я бы, наверное, стал регбистом», - вспоминал Копашевский. Так он прописался на футбольном поле.

…а хороший футболист!
С 11 лет Роман играл в детской команде. Рядом с его домом находился стадион местного футбольного клуба, который ежегодно проводил соревнования на звание лучшего игрока региона. В 16 лет Копашевскому удалось выиграть эти соревнования, и его сразу определили в состав местной команды. Через год в Париже Роман занял второе место в похожих состязаниях, только уже общенациональных. Единственное задание, с которым не справился Роман – забить пенальти. Однако это не помешало ему уже в 1949 году подписать свой первый профессиональный контракт с клубом «Анжер». Понимая, что болельщики все равно сократят непривычную для французского слуха фамилию «Копашевский», Роман добровольно превратился в Раймона Копа, слывшего лучшим французским игроком вплоть до того появления Мишеля Платини. Вот как в 1963 году вспоминал обстоятельства перехода из клуба в клуб сам Копа: «За 100 тысяч франков (на эту сумму можно было купить хороший холодильник) мой отец уступил «Анжеру» право эксплуатировать меня в течение двух десятков лет. Он совсем не разбирался в действующих на этот счет законах, а потому, не читая, подписал подсунутый ему контракт. Я же был совсем зеленым и думал только о футболе. Начал я играть неплохо, приобрел известность. Вскоре я приглянулся «Реймсу», руководители которого обратились в «Анжер» с просьбой о переходе. Попросил об этом и я. Но в ответ получил отказ. Я снова и снова вчитывался в строки злосчастного контракта, но выхода не находил. Черным по белому было сказано, что я связан со своим клубом до 35-летнего возраста. Но меня спасло чудо! Я бы до конца своих дней оставался в «Анжере», если бы клуб не обанкротился и не был вынужден покинуть профессиональную лигу. В силу этого исключительного случая я, наконец, обрел свободу». Благодаря счастливому стечению обстоятельств Раймон не остался прозябать в «Анжере» и в 1951 году продолжил свой рост, подписав контракт с «Реймсом». Больше всего добивался его прихода в клуб тренер Альбер Батте, который переквалифицировал Копа из правого инсайдера в оттянутого центрфорварда. Именно на этой позиции обостренное чувство партнера, прекрасное видение поля, ловкость и дриблинг, присущие Раймону, помогли ему стать ведущим игроком клуба, молодежной сборной, а потом и национальной команды Франции. В 1953 году Копа приводит «Реймс» к победе в чемпионате страны, спустя год Раймон дебютирует на чемпионате мира, а 56-м в составе «Реймса» доходит до финала первого розыгрыша Кубка чемпионов. Французская пресса тех лет не переставала восхищаться мастерством Копа, публика обожала футболиста за его благородство на поле и скромность в жизни. Тем не менее, летом 1956 года Копа стал игроком «Реала», перебравшись в Испанию.

Мадридское паломничество
Впечатленное выступлением Раймона Копа в финале Кубка чемпионов, руководство «Реала» поспешило приобрести новую звезду. У руля «королевского клуба» стоял Сантьяго Бернабеу, у клуба не было недостатка ни в средствах, ни в звездах. Чего стоил только Альфредо ди Стефано, «человек-оркестр» и «пастух» мадридской команды. Однако с главной звездой своей новой команды отношения у Копа не заладились, впрочем, на выступлениях команды это никак не отразилось. Раймон отыграл за «королевский клуб» три года, завершая каждый новый сезон победой в Кубке чемпионов. Так что «Золотого мяча» лучшего футболиста Европы 1958 года Копа был достоин как никто другой. Впрочем, полного удовлетворения от лет, проведенных в Испании, Раймон все же не испытал, а потому с удовольствием завершил свое «мадридское паломничество» в 1959 году возвращением домой в «Реймс».

«Дело Копа»
Несчастный случай, положивший начало карьере Копа, стал причиной ее преждевременного завершения. В 1960 году он получает перелом ноги и переносит две сложные операции. Однако в 1963 году имя Копа вновь пестрит на первых полосах французских газет. За сенсационное выступление в защиту прав игроков Раймону предъявили обвинение в дискредитации национального футбола. Так известный футболист Копа переквалифицировался из нападающего в защитника, а из гордости национального футбола – в диссидента. «Дело Копа» было заведомо проигрышным, но Раймон, словно Джордано Бруно нового времени, от своих слов не отказался. Копа осудили за «неудачную литературную импровизацию, которая сбила с толку публику, причинив ущерб профессии футболиста». Но за былые заслуги, сжигать не стали, ограничившись шестимесячной дисквалификацией условно. Не смотря на то, что в суде Копа проиграл, его слова всколыхнули доселе дремавшее общественное мнение.

… Пророчество Копа сбылось: нынешнее поколение футбольных звезд не думает о том, на что им придется жить в старости. Ну а сам Копа решил выставить на аукцион свои награды, в том числе и «Золотой мяч» 1958 года. Лишние 100 тысяч долларов кавалеру ордена Почетного легиона не помешают...

Эмма Винер