РЖД Локомотив Федерация спортивных журналистов России Чемпионат.ру Российская газета Гудок

ЧЕМПИОНАТ ДФЛ: 25!


ФУТБОЛ-КЛАСС


Упрямый трудоголик Паша Погребняк (в рубрике «Мамы знают все» мама известного футболиста

Лариса Погребняк: «Футбол для сына – дело жизни»

Изучив биографию этого 23-летнего футболиста, возникает ощущение, что невероятная любовь и преданность любимой игре зародились в нем еще до появления на свет. Первые детские шаги, школа, дубль, команды мастеров… Прежде, чем подняться на вершину успеха, его судьба совершила немало крутых поворотов, которые талантливому игроку день за днем приходилось преодолевать. Он, как и многие другие, терпеливо ждал своего звездного часа, при этом, не переставая работать над собой. Сегодня нападающий санкт-петербургского «Зенита» Павел Погребняк – один из ведущих форвардов сборной России. Но почему он до сих пор не любит геркулесовую кашу, кто стал его первым проводником в мир футбола и по какой причине ему пришлось сменить торпедовскую форму на спартаковскую корреспонденту «Ф-К» поведала его мама Лариса Владимировна ПОГРЕБНЯК.

«Осторожно, телевизор,.. ваза!»

- Лариса Владимировна, вернемся к истокам. Кто привил Паше любовь к футболу?
- Его папа, Виктор Николаевич. Он и сам всегда любил играть в футбол. Но так как супруг родом из Тульской области, а там, сами понимаете, этот вид спорта не особо развивался, то стать футболистом ему было сложно. Можно сказать, что свою несбывшуюся мечту он реализовал в Паше. Часто вспоминаю случай. Когда сыну было около двух лет, муж приходил вечером с работы, сажал Павлика в прогулочную коляску, брал с собой мяч и шел гулять в парк. Он подкидывал мячик Паше на голову, чтобы тот учился отбивать. Я очень сильно ругалась, сын ведь совсем маленький был. Но Пашка не сдавался, а всячески старался отбить.
- Во дворе с ребятами играл?
- А как же. Как только стал постарше, муж брал Пашу в свою дворовую команду. Собирали ребят абсолютно разных возрастов, делили на две команды и устраивали матчи.
- А по квартире мяч гонял?
- И без этого не обошлось. Тогда еще мы жили в коммунальной квартире, «тринадцатиметровке». Комната естественно была полностью заставлена. Но Павлик всегда находил место, где можно было бы попинать мяч. И постоянно бил его о гардероб. Шкаф в итоге был совершенно в непригодном состоянии. До сих пор не понимаю, как у нас стекла-то остались целыми. Самое интересное, что если не было возможности бить футбольным мячом, то он, недолго думая, брал теннисный. А когда Паша вместе с мужем отрабатывал удар головой, я всегда с содроганием в сердца вскрикивала: «Телевизор, осторожно!... Ваза!».
- За какую команду Павел болел в детстве?
- Всегда болел только за «Спартак».
- А кумиры среди футбольных звезд у него были?
- Игорь Шалимов. У нас даже сейчас дома на стене висит цветная вырезка из журнала с его портретом.
- Лариса Владимировна, вы помните первые игры с участием сына?
- Самую первую точно не вспомню. Но мы с мужем всегда ходили смотреть все игры детишек 1983 г.р. Команда этого года была просто великолепной, ребята выигрывали во всех турнирах.
- В семейном роду, кроме Павла, были спортсмены?
- Нет, никого не было. Пашка стал первооткрывателем.
- Помимо футбола, сын еще чем-нибудь увлекался?
- Честно сказать, нет. У него, по-моему, в голове был только футбол.
- На ваш взгляд, в каком виде спорта, кроме футбола, Павел смог бы себя проявить?
- Он очень любит теннис. Болеет за наших ребят. Ему очень нравится Мария Шарапова. Но в любом случае, теннис очень дорогой вид спорта, и мы бы при всем своем желании не смогли бы оказать Паше достаточную поддержку для занятий этим видом спорта. До пятого класса сын еще занимался в шахматном кружке. Но если честно, то я просто не представляю себе Пашу вне футбола.

Упрямый трудоголик

- Павел изначально тренировался в торпедовской школе?
- Да, когда сыну исполнилось 6 лет, в газете мы прочитали объявление о наборе ребят в торпедовскую школу. Но нам с мужем очень долго пришлось уговаривать сына поехать на просмотр. Он всегда был очень стеснительный. И все же нам удалось это сделать, и, приехав на отбор, через какое-то время его приняли. Помню, как на первой тренировке у Александра Гостинина Пашка чуть истерику не закатил. Видно застеснялся, а мы его с мужем все пытались на поле вытащить. Тщетно. Вцепился мне в юбку, и ни в какую. А на следующей тренировке, Гостинин записывал в блокнот фамилии всех мальчишек, которые выделялись своей игрой на фоне остальных. И подойдя к нам, он посмотрел на Пашу, и произнес: «Это тот самый мальчик, который на прошлой тренировке весь стадион чуть слезами не залил?». Вот такое он произвел первоначальное впечатление. И все же в торпедовской школе Павлик отзанимался около года, а может и меньше. Школа находилась далеко, и нам было тяжело постоянно его туда отвозить, поэтому мы решили искать что-то поближе к дому. И опять-таки в газете снова увидели объявление о наборе ребятишек в спартаковскую школу. Сокольники находились рядом, всего лишь несколько остановок на трамвае. Но тут Пашка опять отказался от просмотра, и нам вновь пришлось пойти на уговоры. В итоге пришли на отбор, и тренер Анатолий Королев принял Павлика в «Спартак».
- А каким образом Паша оказался в спартаковском интернате?
- Пашка до пятого класса учился в специализированной школе с углубленным изучением английского языка, и тогда-то тренер Алексей Леонов сказал, что сыну надо попробовать перейти учиться в интернат. Мы решили, что так даже будет удобнее - в нашей спецшколе постоянные отпрашивания не приветствовались. И мы перевели его в Сокольники. Ежедневно он вставал очень рано. Получалось так, что я собиралась на работу, а он в школу. Приезжал тоже очень поздно. Вечером, когда возвращался домой, сил никаких не оставалось, и сын сразу же ложился спать. Конечно, трудоголик он был жуткий. Даже когда заболевал, ни разу не позволял себе пропустить тренировку. Футбол для него - дело всей жизни.
- Лариса Владимировна, когда сын впервые начал осознавать, что футбол в будущем может стать его профессией?
- Я вообще никогда от Паши не слышала, что кроме футбола ему в жизни еще что-то нужно. Возможно потому, что с малых лет он больше ни о чем и не думал. Помимо футбола, у него никаких увлечений-то и не было.
- Вы, как мама, не пытались направить сына по другой дороге, выбрать более стабильную профессию?
- Нет, этого я никогда не делала. У меня и причин-то как таковых не было на то, чтобы заставить его бросить футбол. Это можно было бы сказать, если бы он не ходил на тренировки. Вот тогда другое дело. Зачем тратить попусту свое время, когда можно заняться чем-то более интересным.
- Если вернуться к учебе, в целом, как обстояли у сына дела со школьной успеваемостью?
- Хорошистом Пашку я не могу назвать. Но как говорили мне преподаватели, он при желании мог бы учиться лучше. Однако футбол все решил.
- А какие предметы вызывали у него наибольший интерес?
- У Паши хорошо шла математика. Еще он любил английский язык и физкультуру.
- Вас часто в школу вызывали?
- Иногда. Пашка, бывало, подойдет ко мне и говорит, что пора бы в школу сходить. А я грозилась рассказать все отцу и попросить его побеседовать с преподавателями. Однако Павлик считал, что для всех будет лучше, если пойду я. Он прекрасно знал, что мама сходит, выслушает учителей, немного покраснеет и на этом все закончится. Когда я только переступала порог школы, преподаватели сразу начинали говорить о том, что учиться Пашка может намного лучше, но поведение у него неудовлетворительное. Естественно, я с ним по этому поводу беседовала. А он, знаете, так спокойно отвечал, что волноваться-то мне собственно и не зачем.

«Пусть все уйдут!»

- Можете вспомнить какой-нибудь забавный случай из Пашиного детства?
- Вы знаете, Павлик всегда рос стеснительным ребенком, но мне запомнился один момент, связанный с детским садиком. Проводился какой-то праздник, и дети должны были рассказывать стихи. Пашка дома подготовил стихотворение. Мы с мужем пришли, как и все родители, посмотреть на ребенка. Все дети выходили и рассказывали стихи по очереди, и тут вышел Павлик. Он вышел, встал в центр и замолчал. Ему уже со всех сторон начали подсказывать его строчки, а он все равно молчал. После праздника я к нему подошла и спросила, почему он и слова не вымолвил, ведь дома все выучил. А он с серьезным выражением лица ответил: «Пусть все уйдут!».
- А что касается еды, привередливым был?
- Нет. Если он от блюда отказывался, то я ему объясняла, что в этих продуктах очень много витамин, и его обязательно надо кушать. Даже если Пашка и не хотел, все равно ел. Когда я Пашу отдала в детский садик, фактически из-за него устроилась туда работать воспитателем. И уже из своего личного опыта знаю, что, гречка, печенка, рыба готовятся там чаще всех остальных блюд. Паша как-то настороженно относился к этим продуктам. А уже когда стал постарше, начал кушать все. Да и влияние отца на Павлика сильно действовало.
- Виктор Николаевич строже воспитывал сына, нежели вы?
- Естественно. Он и двойняшек Кирилла и Колю держит в ежовых рукавицах. О Паше даже и говорить не стоит. Я же, если Витя ругал Пашку, обязательно заступалась за сына. Хотя прекрасно понимала, что не следует этого делать. И вообще, считаю, что в семье нельзя, чтобы оба родителя были или строгими или мягкими. Должен быть контраст.
- Младшие сыновья собираются пойти по стопам старшего брата?
- Кирилл с Колей тоже занимаются футболом в школе «Тимирязевец». Сложно пока что-то говорить. Когда мальчишки еще в детский сад ходили, муж говорил, что одного футболиста в семье достаточно. И мы их отдали в музыкальную школу. Ребята, кстати, были не против. Сейчас играют на баянах. Но все же спорт, наверное, делает свое дело. И от футбола Кирюху с Колей оградить не получилось. Сами понимаете, во дворе все мальчишки чем занимаются? Естественно, гоняют мяч. И наши ребята постепенно приспособились. Просили записать их в футбольную школу. Сначала в «Спартак», но потом, когда мы переехали с Алексеевской, нам стало тяжело возить их в Сокольники. Для этого надо было бы бросать работу. На тот момент это было невозможно. В результате мы выбрали «Тимирязевец» и отдали детей туда. Я хочу сказать, что у них многое получается. Они ведь 1992 г.р., а играли за 91-ый. Кирюша играет на позиции нападающего, а Коля полузащитник.
- По характеру они очень разные?
- Абсолютно не похожи друг на друга. Коля характером и внешностью больше на папу с Пашей похож, а Кирюха - на меня. Но когда их спрашиваешь, кем они хотят стать, то всегда получаешь одинаковый ответ - футболистами, как Паша. Пример со старшего брата берут постоянно. Некоторые знакомые порой шутят, говорят им: «Может быть, в одной команде с братом сыграете».

Гол для мамы

- Следите за тем, что о сыне пишут в прессе?
- Обязательно. Когда пишут о Пашке плохо, становится очень обидно. Тем более, когда знаешь, что пишут неправду.
- А газетные материалы и вырезки о Паше собираете?
- Да, этим занимается супруг. У Вити вообще для этого дела отведена большая папка. А я только недавно начала собирать вырезки. У меня есть любимая статья под названием «Первый свой гол за сборную я посвящаю маме». Сначала в это даже и не поверила. Потом при встрече переспросила у него, правда ли то, что он сказал, а Павлик как всегда застеснялся, но кивнул.
- Многие игроки рассказывают, что спорт занимал у них все свободное время, и детства как такового не было. С Пашей такая же история?
- Можно сказать и так. Летом они всегда играли в футбол. Когда у них были каникулы, то уезжали на сборы. Какая-нибудь свободная неделя и выкраивалась, но так, чтобы мы смогли куда-то поехать всей семьей на отдых, такого не было. А вообще он и в свободное время во дворе мяч гонял. Когда Павлик приезжал домой, то постоянно брал с собой Кирилла с Колей на площадку. Умудрялись даже втроем играть.

Маленький, худенький, хрупкий

- Если заново перелистать все страницы Пашиной биографии и вспомнить все радости и разочарования. Вы смогли бы ответить на вопрос: «Легко ли быть мамой футболиста?».
- Очень тяжело, скажу честно. Психологически тяжело. Приходится постоянно переживать за ребенка. Когда регулярно возишь сына на тренировки, тебе приходится видеть все, что с ним происходит. Можно сказать, когда тренируется твой ребенок, ты тоже тренируешься. Допустим, если тренировка в манеже, то родители вынуждены стоять за дверью и переживать, пытаться додумать, что происходит там, за дверью. Даже иногда в замочную скважину смотрели, не случилось ли чего. Кому-то покажется, что это все мелочи, а на самом деле, все воспринимаешь всерьез. Если, допустим, у Павла что-нибудь не получалось, и он выходил с выражением лица, глядя на которое можно сразу понять, что лучше его не трогать. По дороге домой, конечно, хотелось его успокоить, поддержать, но в таких случаях все разговоры были бессмысленны. Конечно, так, как тренировался Паша, допустим, младшие братья тренироваться не будут никогда. Он приходил после футбола весь мокрый. Он отдавался своему делу всегда полностью. Пашка нисколько себя не жалел. С возрастом, конечно, и проблемы стали другие. Тяжело было в тот период, когда в спортшколе сын сидел на скамейке запасных. Мы с мужем и младшими детьми постоянно приходили к нему на игры. Но иногда его просто не ставили в основной состав, и мы не понимали, почему так происходит. Думали, что он перестал хорошо тренироваться, но дело было в другом. Пашка ведь в команде всегда был самым маленьким. Ростом он был ниже остальных, мышечной массы было недостаточно. Сейчас в это трудно поверить, но Пашка всегда габаритами уступал своим сверстникам. Все ребята по сравнению с ним были уже начинающими атлетами, а сын все оставался худеньким, маленьким, хрупким. Он даже из-за своего маленького роста всегда играл под нападающим, а потом уже, когда вытянулся, стал играть впереди. Мне многие знакомые говорили, что для роста ребенка надо кормить геркулесовой кашей. А Пашка ее не переносит. Но, зная, что для организма ее кушать надо, заставлял себя есть овсянку утром и вечером. Но все-таки, наверное, как многие мальчишки, сын сильно подрос во время переходного возраста. Вытянулся всего лишь за одно лето. Примерно, где-то в пятнадцать-шестнадцать лет. И все равно все переживания, связанные с детьми, может понять только сама мать. Так что мамой футболиста быть сложно, но очень приятно.
- На ваш взгляд, что помогло Павлу достичь высот в футболе?
- Конечно же, его характер, упорство, целеустремленность, сила воли, и безмерная любовь к футболу. Немаловажна и поддержка со стороны родителей. Мы ведь никогда не говорили ему, чтобы он перестал играть. Наоборот, всегда старались его всячески поддерживать.
- Вам далеко не всегда удается искренне поговорить с сыном. Сейчас у вас есть возможность сказать Паше все самые теплые материнские слова.
- Прежде всего, это слова любви. Все-таки уже взрослым детям мы редко можем сказать: «Я тебя люблю». По телефону, конечно, легче все говорить, а когда приезжает домой, вроде уже и сказать-то нечего. Пашка вообще, сам очень любящий человек и очень благодарный сын. Вы знаете, для меня был огромный сюрприз, когда он мне на день рождения подарил автомобиль. Самое главное, Павлик очень аккуратно выведывал у меня информацию, какие машины мне нравятся. А я всегда говорила, что мне бы хотелось какую-нибудь подержанную. Все-таки начинала только учиться водить. А тут в день рождения, я ждала его с большим букетом роз, а он позвонил мне и попросил выйти на балкон. Я вышла и увидела, как он подъезжает к дому на новой машине. Это было неописуемое счастье. Расплакалась и кричала с балкона, как сильно я его люблю, что он самый лучший сын на свете. Не могла в тот момент сдерживать свои чувства. Еще мне бы очень хотелось, чтобы он не менялся. И всегда при любых обстоятельствах оставался человеком.

P.S. Наша встреча с Ларисой Владимировной состоялась в одном из московских кафе. Мы сидели за столиком у окна и параллельно с беседой наблюдали за прохожими. Наша беседа подошла к концу, я выключила диктофон. А у Ларисы Владимировны в глазах появились слезы. Глядя через прозрачное стекло на усыпанные снегом улицы, она с задумчивым взглядом и очаровательной улыбкой произнесла: «Если бы вы только могли представить, что со мной было, когда Пашка забил гол за сборную России в матче против эстонцев. Мы всей семьей пришли на стадион в шарфах с надписью «Томь». Все окружающие недоумевали, глядя на нас. И когда на последней минуте сын забил гол, я, не помня себя от счастья, вскочила с места, сорвала шарф с шеи, начала крутить им над головой и во весь голос прокричала со слезами на глазах: «Это мой сын! Это же мой сын!». Телефон разрывался от постоянных звонков, но все, кто в тот момент пытались до меня дозвониться, могли услышать только мой восторженный крик. Я никогда в жизни не забуду этот миг счастья, ради которого стоит жить»…

Ольга Пожидаева