РЖД Локомотив Федерация спортивных журналистов России Чемпионат.ру Российская газета Гудок

Владимир Маслаченко: «Играю в футбол у микрофона»

«Я играю в футбол у микрофона» – именно с этой фразы и началась наша беседа с Владимиром Маслаченко, в прошлом известный голкипер «Спартак», а ныне – признанный мэтр комментаторского дела. На протяжении пятидесяти лет день за днем он неустанно посвящает себя спорту – по окончанию карьеры Владимир Никитович продолжает играть в футбол, сменив, при этом, поле на комментаторскую кабинку, а кожаный мяч на микрофон.

Сам себе учитель…

- Владимир Никитович, комментаторскому ремеслу люди учатся годами. Вам же удалось стать одним из лучших спортивных комментаторов без помощи педагогов. По правде говоря, сложно в это поверить…
- Это действительно так, у меня никогда не было наставников. Никто меня не тренировал. Всего в жизни я добивался сам.
- А как же Николай Озеров? Если я не ошибаюсь, в какой-то степени, благодаря ему, началась ваша комментаторская карьера.
- Николай Озеров не был моим учителем. Я сам предложил ему попробовать меня в качестве комментатора. Просто было интересно - справлюсь или нет. Провели прослушивание и сразу же предложили работать в отделе спорта на радио. Вот так, достаточно спонтанно, и началась моя комментаторская деятельность.
- Вы помните свой дебют на телевидении?
- Честно говоря, нет. Вообще стараюсь не запоминать такие моменты. Даже в бытность футболистом, никогда не знал до последней минуты, с кем нашей команде предстоит играть в ближайшем матче. Никогда не коллекционировал свои фотографии, не собирал архивы. С телевидением - точно также.

«Могу и облаять…»

- Согласитесь, что далеко не все футболисты могут добиться успехов на комментаторском поприще. Вам это удалось. В чем же секрет?
- Вы знаете, прежде всего, я никогда не считал себя комментатором. Я - человек, который «играет в футбол у микрофона». Для того чтобы переквалифицироваться из футболиста в комментатора, необходимо быть известным человеком. Я бы даже сказал, признанным. Еще один немаловажный фактор - владение словом. Я никогда не забуду одну фразу, которую мне сказал мой товарищ, очень хороший тренер и в прошлом отличный футболист: «Я знаю, что нужно для того, чтобы сборная СССР стала чемпионом мира, но я не знаю, как это передать словами». Вот и я иногда оказываюсь в такой же ситуации. Моя карьера закончилась, но футбол не ушел в прошлое. Для того чтобы грамотно передать телезрителю происходящее на поле, необходимо иметь богатый игроцкий опыт, а уже после этого постараться построить комментарий. Ко всему прочему, очень важен эпизод, ведь именно из них соткана ткань футбольного действия. Главное донести до телезрителя ответы на три главных вопроса: «Зачем? Как? Почему?».
- Вы сами в прошлом - известный футболист. Наверняка, эмоционально реагируете на ошибки со стороны игроков. Желания выбежать на газон - научить уму разуму не возникает?
- Вы знаете, такое было, когда я только начинал работать. Я бы назвал это детской болезнью, которую просто необходимо лечить. На самых первых порах своей работы бывало так, что я явно перебарщивал. Но через это надо пройти, иначе никак нельзя. Я «перегибал палку» и порой обижал своих же товарищей. Теперь же я и сам смеюсь над этим. Опять-таки, все это было раньше, сейчас же мне хватает и такта и этики, никому ничего броского не говорить. «…ты Б, ты Ж, но ты не Беранже»
- Случалось ли так, что на ваше имя поступали жалобы от недовольных телезрителей?
- Жалобы? В советское время приходили мешки писем! Однажды на мое имя с Украины пришло письмо от человека, дважды героя Социалистического труда. Письмо доставили в отдел писем ЦК КПСС, оттуда председателю Гостелерадио и, наконец, на стол главному редактору спортивных программ Александру Иваницкому. Последний вызвал меня к себе и сказал, что надо срочно ответить автору. Я взял письмо, и в отличие от других, не обращая никакого внимания на красный штамп, распечатал и прочитал. Через каждую букву были ругательства. Но я ответил вежливо: «Уважаемый, я Вам ничем помочь не могу». Вот и все. Были и такие ситуации, когда мои разборы эпизодов вызывали реакции у руководства Федерации футбола СССР. Просто иногда случалось так, что я не понимал политической составляющей своей работы. Вот и приходилось иногда сталкиваться с неприятными моментами.
- Бывало ли так, что, комментируя матч, вы использовали футбольный лексикон, за который впоследствии приходилось получать нагоняй от начальства?
- Современная молодежь слишком увлекается речевым эпистолярным жанром, и иногда настолько, что обратившись к соседу с просьбой рассказать, как сыграли, ничего путного не услышишь. А так как мы говорим об информации, то надо сказать, что эпистолярный жанр нарушает ее каноны, а она в свою очередь, должна быть четкой. Но, находясь на эмоциональном подъеме, совершенно спонтанно можешь начать комментировать эпистолярной речью, чего, естественно, быть не должно. Я допускаю, что «жаргонизм» в какой-то степени может быть просто недоступен человеку, который не пропустил футбол через себя. Однажды был такой случай, когда я позволил себе употребить понятия «задняя нога» и «передняя нога». Эти два неологизма не понравились одному начинающему журналисту. Студент написал письмо председателю Гостелерадио Лапину. Естественно, меня попросили ему ответить. Мне особого труда это не составило. Ответил вежливо и уважительно, применив высказывание Анатолия Луначарского: «Хоть мнишь себя ты Беранже, ты Б, ты Ж, но ты не Беранже». И к этому приписал еще и эпиграмму Самуила Маршака: «Осел ослу бессилен помочь в приобретении извилин». Ответ читали всем потоком, после чего мое же письмо переслали Лапину, которому, кстати, мой ответ понравился.

Пионер и аналитик

- С кем из комментаторов вам доводилось работать в паре? - Я был одним из тех, кто отстаивал право на то, чтобы работать не вдвоем, а впятером, вчетвером. Когда я впервые увидел, как работают в Южной Америке, то понял, что в этом есть некий смысл. А именно - приукрасить футбольное действо. Общественное мнение всегда будет эмоциональнее влиять на индивидуальное. Самое главное, чтобы комментаторы находились на стадионе, а не работали под картинку. Мне повезло: я работал с Озеровым, Синявским, Евгением Майоровым, Савиком Шустером. Я понимал, что для того чтобы зрителю передать все происходящее на поле, должны присутствовать эмоции, а этого можно добиться, лишь работая с несколькими профессионалами. Эксперимент подобного рода мне удалось провести, и, поверьте, репортаж прошел на «ура». Участвовали Перетурин, Майоров, Озеров, одним словом, настоящие мастера своего дела. Но развитие это не получило, и очень даже напрасно.
- Можете ли вы вспомнить забавные или наоборот, курьезные моменты, случившиеся во время работы на матче?
- Если честно, этого всегда хватает. Но я стараюсь не запоминать негативные моменты. Бывает, конечно, могу назвать неправильно фамилию игрока, но ошибки и помарки случаются у всех без исключения. Ошибиться очень легко. Иногда, к примеру, могут отсутствовать списки команд. А ведь телезрителю не важно, что происходит в комментаторской кабинке и вообще на трибуне, им главное, чтобы комментатор все разъяснял в режиме реального времени.
- После ухода из большого спорта у вас был опыт тренерской работы. И все же тележурналистика взяла верх…
- Когда я закончил с большим спортом, во мне «присутствовал тренер». Прежде всего, тренер-аналитик и в то же время, тренер-пионер. В том плане, что, прежде всего, по своей природе я экспериментатор. Это своего рода, одновременно и плюс и минус. Работая тренером в республике Чад, я доказал, что мой метод подготовки вратарей идеален. Но, в конце концов, по тренерскому пути я не пошел. Решил, что стоит попробовать силы в роли комментатора. Вы знаете, начав работать, я понял, что у меня снова появилась возможность встать в ворота. Ведь, комментируя, ты, своего рода, играешь, но уже не на поле.

35 лет у микрофона…

- Какими чертами должен обладать человек, чтобы овладеть навыками комментаторского искусства?
- Честно, я и сам не знаю. Наверное, в какой-то степени, он должен быть немного актером. Надо понимать, что слово принадлежит наполовину тому, кто говорит и наполовину тому, кто слушает. Комментатор должен очень хорошо знать обозреваемый предмет и, конечно же, должен «владеть языком». Ну и, естественно, в каждом деле нужно иметь чувство меры. - Как вы готовитесь к репортажу?
- Никак. Я просто постоянно думаю о нем. Хотя и здесь ничего нельзя предугадать, ведь все зависит от игры. Тем более, 35 лет работы на телевидении о многом говорят.
- Какова же формула вашего успеха?
- Обязательность и постоянная мысленная работа. Я проигрываю те варианты, которые могут произойти в момент трансляции репортажа. Так было и в игре. Я очень долго и тщательно готовил себя к матчу. Представлял все возможные варианты и игровые ситуации, в которых бы я мог оказаться. Даже самые невероятные, но и из них я должен был выйти победителем. Не всегда, конечно, все получалось, но и без промахов нельзя.
- Что бы вы могли посоветовать людям, которые стремятся попасть в комментаторскую кабинку и стать голосом спортивного канала?
- Вы знаете, сегодня намного проще «стать», нежели тогда, когда начинал я. Тем более, если есть протеже или какая-то поддержка. Если человек хочет, чтобы его узнавали, то пусть помнит, что этот маршрут будет долгим. Чтобы стать, надо уметь. Ведь если человек хочет чего-то достичь, он должен осознавать, что ничего просто так с неба не падает, надо самому стремиться к победе, прежде всего, над собой. Тогда все получиться.

Ольга ПОЖИДАЕВА