РЖД Локомотив Федерация спортивных журналистов России Чемпионат.ру Российская газета Гудок

ФУТБОЛ-КЛАСС

Тайна футбольных имен

Что в имени тебе моем…

Давно известно, что имя играет важную роль в жизни каждого из нас. Порой оно даже определяет судьбы людей. Недаром считается, что потерять имя – значит, потерять самого себя. А по древней легенде и вовсе считается, что, приняв имя, человек принимает на себя его ауру и свойства. Широкое хождение получили прозвища и в футбольном мире.

Мазила «Пеле»
Прозвища своим кумирам дают как болельщики, так и футболисты. К слову, в разгаре игры футболистам проще кликать друг друга, сокращая имя или фамилию. Закон речевой экономии на зеленом прямоугольнике находит прямое выражение. Экономится драгоценное время.
Примеров подобного анатомирования много: Андрей Шевченко превратился в Шеву, Сальваторе Скиллачи – в Тото, Андрей Аршавин – в Шаву, Зинедин Зидан – в Зизу. Так французского алжирца прозвали еще в «Канне», а потом о Зизу узнали во всем мире.
С падением «железного занавеса» на Запад хлынул поток футболистов из Восточной Европы, имена которых многие европейцы просто выговорить не могут. Пришлось сокращать. Эта традиция сохраняется и поныне. Так, Сергей Кирьяков с легкой руки немцев стал «Кики», Иван Саенко – «Иви».
Болельщики, пытаясь как-то возвысить любимцев, сравнивают их с величайшими игроками прошлого, отдавая им, таким образом, должное. Понятно, что среди первых – почетное сравнение с Пеле.
Урожденный Эдсон Арантес ду Насименту известен каждому, даже тому, кто далек от футбола. Ведь он – «Король футбола». Примечательно, что с португальского «Пеле» значит «Мазила». Немудрено, что поначалу юный Эдсон очень обижался, когда его так называли, и даже лез с кулаками в драку.
Но вот сильнейшему футболисту Саудовской Аравии Абдулле Маджету, который прослыл «Арабским Пеле», напротив, обижаться в голову не приходило. Уж слишком это ласкающее слух прозвище. Припомните румына Гавриила «Пеле» Балинта, ганца Абеди «Пеле» Айю. «Белым Пеле» сказались сразу два неординарных бразильца – Зико и Тостао.
Но Пеле – не единственный пример для подражания. Лучший игрок колумбийского футбола Карлос Вальдеррама за пышную шевелюру и блестящую технику дал повод именовать себя «белый Гуллит». Лучший футболист Венгрии 1985 года Лайош Детари – «голубым Платини», легенда «Ривер Плейта» Анхель Лабруна – «Стэнли Мэтьюзом», лучший вратарь Камеруна прошлого века Томми Н’Коно – «черным Заморой».
Дмитрия Хлестова в «Спартаке» величали не иначе как «Барези» в честь непроходимого защитника сборной Италии Франко Барези. Жозе Альтафини стал известен под фамилией Маццола, которую взял как дань уважения к трагически погибшему Валентино Маццоле.
Экс-игрок «Порту» и московского «Динамо» Нуну Рикарду Оливейра Рибейру получил свое прозвище «Манише» за внешнее сходство с датчанином Михаэлем Маннихе, в свое время выступавшем в «Бенфике». Только португальцы чуть модернизировали фамилию скандинава.
«Быки» и «Матадоры»
Помимо сравнения с легендами прошлого, распространенны параллели с различными птицами и зверями. В данных случаях акцентируется внимание на схожие повадки, либо физиологическое строение.
Мануэль душ Сантуш известен в футбольном мире как Гарринча. Между прочим, так зовется маленькая птичка, проживающая в лесах Южной Америки. Рекордсмена сборной Польши по количеству сыгранных за нее матчей Гжегожа Лято фаны прозвали не иначе как «Ястреб», испанца Эмилио Бутрагеньо – «Стервятником».
Вот выходит на сверкающее полотно стадиона в погожий денек, косолапя, огромной физической силы футболист. И сразу понятно его «второе имя». В Швейцарии наводил ужас на нападающих Рудольф Рамзейер по прозвищу «Бернский медведь». Спустя буквально семь десятилетий пришла очередь «Суринамского медведя» Ульриха Ван Гоббела. Уроженец Суринама поиграл и за «Фейеноорд» и за сборную Нидерландов.
Географическое или национальное уточнение имеет огромное значение, так как, по сути, с головой выдает футболиста: где играл, как себя зарекомендовал. За Вальтером Земаном, вратарем сборной Австрии, закрепилась номинанта «Венский тигр». Бронзовый призер чемпионата мира-54 в Швейцарии получил ее за броскую манеру игры с множеством умопомрачительных бросков. Защитника пражской «Спарты» Ладислава Женишека и капитана сборной Франции 50-х гг. Роже Марше прозвали «Чешский лев» и «Арденский вепрь» соответственно.
Автор самого быстрого гола в истории чемпионатов мира Хакан Шукюр не раз показывал свою нацеленность на ворота, за что и зовется «Босфорский бык». Кстати говоря, агрессивных кличек множество.
Экс-игрок «Челси» Джимми-Флойд Хассельбайнк и ныне играющий за «аристократов» Микаэль Эссьен величают «Бизонами», аргентинцы Карлос Морете и Луис Монти – «Пума» и «Буйвол пампасов». Но вот на каждого едва ли найдется усмиритель. Навскидку вспоминаются лишь «Матадоры» португалец Нуну Гомеш и чилиец Марсело Салас.
«Психи» и «Колдуны»
Футбол привлекателен, прежде всего, эмоциями одних и возможностью выплеснуть эмоции для других. Понятное дело, что многие игроки становились, скажем так, жертвами необузданного характера.
Известен вратарь «Боки Хуниорс» Угу «Бешеный» Гати, ставший обладателем Межконтинентального кубка-1977. На Британских островах нынешнего наставника «Манчестер Сити», а в 80-90-х гг. игрока «Ньюкасла» и «Ноттингем Форест» Стюарта Пирса кличут «Психо». Пробовавшего свои силы в Европе, но возвратившегося в Аргентину Мартина Палермо – «Сумасшедший». Немцы Оливер Кан и Берти Фогтс доигрались до «Бешеного пса» и «Злобного терьера».
В этом ряду надо упомянуть небезызвестного Пола Гаскойна, по прозвищу «Газза», известного тем, что не раз попадал в газеты по причине своего эксцентричного поведения за пределами футбольного поля. Азартного Игоря Численко, большого любителя риска, знали как «Неистового чиса». Впрочем, игрок «Динамо» всецело отдавался игре и был известен своим джентльменским поведением.
Эмоции эмоциями, а любим мы футбол, прежде всего за красоту и непредсказуемость. Футболистов же, которые на поле творят, болельщики готовы носит на руках и обожествлять.
Альфредо Ди Стефано, помимо «Золотой стрелы», называли просто и со вкусом – «Божественный Альфредо». Впрочем, как и Диего Армандо Марадону. Правда, «божественной» у аргентинца признали только руку. Только это не помешало Георге Хаджи стать «Карпатским Марадоной» и по совместительству «Божественным Гикой».
Связь с божественными силами пытались подчеркнуть не только венценосные особы. Игрок сборной Бразилии конца 90-х гг. Жозе Марсело Феррейра взял себе игровое имя «Зе Мария» в честь Святой Девы Марии и ее мужа Иосифа. Бернд Шустер ухитрился пролезть в «Белокурые ангелы», а Иван де ла Пенья – в «Маленькие Будды».
Но перещеголял всех лидер «Палмейраса» 60-70-х гг. Адемир Гия. Или просто – «Чудо», поражавшее воображение зрителей своими коронными финтами. И таких по всему свету пруд пруди. Таким футболистам за их филигранную технику приписывали сверхспособности.
Правый крайний нападающий «Блэкберна» Стэнли Мэтьюз превратился в «Волшебника из Блэкберна», лучший игрок в истории сальвадорского футбола Хорхе Гонсалес получил второе имя – «Махико», что означает «Волшебник». Хуан Себастьян Верон – «Брухита», то есть «Маленький колдун». Титул это Себастьян получил по наследству. Его отец Хуан Рамон Верон, выступая за «Эстудиантес», забил решающий гол в Межконтинентальном кубке 1968 в ворота «МЮ». За что и был прозван «Колдуном».
«Цари», «Великие» и другие
Футбольная команда – как государство, в котором, безусловно, есть своя иерархия. Есть там и принцы, и нищие. Сколько же было игроков, державших ситуацию на поле в своих руках?
Вспомним хотя бы игрока «Селтика» Билли «Цезаря» Макнейлла и Александра «Царя» Мостового, которому фанаты «Сельты» из Виго общими усилиями собирались поставить памятник. В разное время правили «Иваны Грозные» – Альберт Шестернев и чилийский бам-бам Иван Саморано.
Царских особ не перечесть. Но все же попытаем счастья: Франц «Кайзер» Беккенбауэр, Ференц «Галопирующий майор» Пушкаш, Ринус «Генерал» Михелс, Валерий «Железный полковник» Лобановский, Отто «Король» Рехагель, Франческо «Император» Тотти, Нильс «Барон» Линдхольм, Раймон «Футбольный Наполеон» Копа. Вы можете ответить на вопрос: «Кто главнее?».
Француз Раймон Копа, имеющий польские корни, слыл не только Наполеоном, но и «Великим малышом». Именно им мы и откроем галерею великих. Если быть точным, то во всей мировой истории Великих насчитывается всего пять: Кир II Великий, Александр Македонский, Фридрих II, Карл Великий, Петр I.
Но футбольная история – особая. В ней «светлых голов» и тактиков, понимавших эту великую Игру, было великое множество: чемпион мира 1930 Хосе Назацци – «Великий Маршал», чемпион мира 1970 Карлос Альберто Торрес – «Великий Капитан», чемпион Европы-1992 Петер Шмейхель – «Петер Великий».
Иных называли просто «Профессор», как, например, скандинава Гуннара Грена и венгра Дьюлу Женгеллера. Австрийца Матиаса Шинделара, главную скрипку австрийской «вундертим» 30-х гг., сравнили с другим австрийцем и скрипачом – Амадеем Моцартом, прозвав его «Моцарт футбола». А вот легенду «Ювентуса» Джампьеро Бониперти и вовсе отождествили с самим футболом: «Синьор футбол».
Одного из сильнейших нападающих в истории аргентинского футбола Альфреда Педернеру произвели в «Маэстро». Как и другого форварда – Зизиньо, который считался лучшим до появления Пеле – «Черной жемчужины».
Кто в цене?
Кроме Пеле, существует немало футболистов, которых в народе соотносят с каким-либо ювелирным украшением. Естественно, что подделки здесь исключены полностью. Болельщика не обманешь.
Звезда марокканского футбола Ларби Бен-Барек сделал себе имя во Франции. За сборную своей второй родины «Черный бриллиант» успел сыграть 17 матчей. Эйсебио, родившийся в Мозамбике, бывшем тогда колонией Португалии, обессмертил свое имя, выступая за «Бенфику» и сборную Португалии. «Черная пантера» был удостоен «Золотого мяча» в 1965 г. «Канонир» Йан Райт возведен в «черные жемчужины Британии». Бразилец Жаир Пинту – в «бриллиантовые левши».
Бриллианты, оно, конечно, хорошо, но вот во все времена ценилось и будет цениться золото. Недаром самых талантливых и многообещающих из молодежи именуют «золотыми мальчиками». Вопрос только в том, оправдают ли они выданные авансы.
Кто-то как Джанни Ривера, лучший футболист Италии XX века, реализовал себя на все сто. Джордж Бест как футболист состоялся, хотя, вне всяких сомнений, мог добиться большего. У Майкла Оуэна, который все еще ходит в молодых да перспективных, есть в запасе время.
Прозвище другого «золотого мальчика», Йохана Кройффа, точно отражает манеру его игры. Именно благодаря «Летучему голландцу» и стал возможен «тотальный футбол». Из-за «нелетучего голландца» Дениса Бергкампа, страдающего аэрофобией, «Арсенал» в свое время недосчитался множества очков в международных встречах.
Зато множество очков своим командам приносят бомбардиры. Такие во все времена в цене. И не важно, в какой: в бриллиантовой ли, в золотой ли. Их прозвища можно классифицировать следующим образом.
Первый вариант – сокращенное от имени плюс «гол». К примеру, Габриэль Батистута известен как «Батигол», Джузеппе Синьори – «Беппегол», Филиппо Индзаги – «Пиппогол».
Второй вариант – проще. Дать грозному форварду номинанту «человек-гол». Игрок сборной Испании и Басконии Исидоро Лангара, чемпион Европы-1972 и чемпион мира-1974 Герд Мюллер. Последний, к примеру, удостоен чести именоваться «Бомбардиром нации».
Автор 1500-го гола чемпионатов мира, аргентинец Клаудио Каниджа прозван «Человек-молния», один из лучших форвардов Австрии Антон Польстер – «Голевая машина». Оле-Гуннар Сульшер – форвард острый и результативный. «Убийца с лицом ребенка» огорчил немало вратарей. Но самым памятным и важным является его гол в финале Лиги Чемпионов-98 в ворота «Баварии».
Людская любовь недолговечна – одни боги сменяются другими. Исчезают даже боги, когда им перестают поклоняться. Но этот круговорот – норма, так как радость продолжат дарить все новые зажигающиеся звезды. А потому не иссякнет повод давать прозвища. Кто знает, пройдет время, и, быть может, ваше прозвище будут произносить с придыханием...
Нельсон ПОГОСЯН

Примечательно
Небезызвестный арбитр Пьерлуиджи Колина помимо своего прозвища «Фантомас», носит еще имя «Кудрявый».