РЖД Локомотив Федерация спортивных журналистов России Чемпионат.ру Российская газета Гудок

ФУТБОЛ-КЛАСС


Им не нужна сборная-2018...

В лучшей в стране «Академии футбола имени Юрия Коноплева» (проект под патронатом «Национальной академии футбола») корреспондент «Советского спорта» выяснял, о чем мечтают 16–17-летние выпускники элитной спортивной школы.

Ни один из 20 участников нашего анкетирования на вопрос «Почему вы хотите стать профессиональным футболистом?» не ответил: «Чтобы выступать за сборную России».

Идея об анкетировании ребят выпускного класса современной футбольной академии – из прошлого. Двадцать лет назад сам заполнял такую анкету. Попутно шлифовал бутсами мячи в футбольном отделении спортинтерната, а потом училища олимпийского резерва (УОР). Дело было в Ленинске-Кузнецком. На базе того отделения родилась «Заря». Эта команда «зажгла» капитана сборной России, игрока «Челси», а ныне депутата и телеведущего Алексея Смертина.

Другая звездочка «Зари» – неунывающий Сергей Кормильцев. Блудный сын российско-украинского футбола – «копанки», теперь вот начудивший со ставками в тотализаторе.

Но это – отдельная песня.

«ДИАГНОЗ» ВАСЮТИНА: ОНИ – ДРУГИЕ

Позднее, гостя у тренера той «Зари» Сергея Васютина (он и поныне учит в УОР футбольному разуму мальчишек), я зачитался нашими анкетами 1990-го. Все как один мы мечтали стать профессиональными игроками, чтобы… выступать за сборную СССР.

Наивные. Васютин недавно признался: «Вы были романтиками, бились за идею. Нынешние юниоры более технологичны. Пока, правда, не роботы и достучаться до них можно, когда твой аргумент – доллар. Беда – когда не хватает аргументов. Они не хуже и не лучше вас, они просто – другие».

Проверить диагноз Васютина, нестандартного тренера с дипломом мединститута, мне представился случай в Тольятти, когда в СМИ поднялась волна выступлений о радостном детстве, украденном у спортивных дарований России. И взгляды, мол, потухшие у наших замкнутых (в отличие от западных сверстников) спортивных звездочек, и по-английски не говорят, а потому и не общаются ни с кем на мировых форумах.

Вот и проверю все досконально в Тольятти. Это я вам как бывший учитель с двумя дипломами о высшем педагогическом образовании (историческом и физкультурном) говорю.

УРОК «СОВЕТСКОГО СПОРТА»

Мой коллега – передовых взглядов директор общеобразовательной школы футбольной академии Андрей Иванович Филиппов – охотно втиснул в расписание школьных занятий выпускного класса «Урок «Советского спорта».

– Мы сами часто анкетируем учеников. Но с участием журналистов – впервые.

В классе – 20 футбольных надежд страны в спортивных костюмах с символикой академии. Вихрастых, веснушчатых, насмешливых. Внешне пацаны пацанами. Главный тренер юношеской сборной страны (1994 года рождения) Вадим Никонов постоянно вызывает из Тольятти по шесть–девять человек на сборы. Эти ребята пообтерлись на международных турнирах. Летом у них стажировка в «Челси». Игры с ровесниками из английского клуба. А завершат школу и перейдут в свой же профессиональный клуб «Академия», чтобы рубиться по-взрослому во втором российском дивизионе.

Вопросы анкеты заданы, посмотрим, что у пацанов в головах. Тишина в кабинете – слышен шелест авторучек по бумаге да бег стрелок на классных часах. Для меня – бег в юность, дистанция – 20 лет. Вот подойдет сейчас ко мне на цыпочках учитель и ласково так погрозит: ну что, Руслан, опять на алгебре стишки кропаешь…

…Но почему директор тольяттинской школы, мой ровесник Филиппов так уверен, что проект академии – спортивная и общеобразовательная программа в одном флаконе – ноу-хау Тольятти? Это уже было 20 лет назад в Ленинске-Кузнецком. Не было богатства футбольных полей с подогревом и такого восстановительного центра, бассейна и евроремонта, сотовых и компьютеров. Но были субботник на субботнике по разгрузке картошки, перестилке полов, наклеиванию обоев. И в комнатах общежития (здесь-то уже – номера гостиницы…) тотальная чистота радовала глаз любого инспектора – «академикам» далеко.

Были и у нас праздники – «капустники» и шутливые балетные постановки, а какая замечательная библиотека…

ОТЧИСЛЕНИЕ ЗА ВЫПИВКУ

Трель школьного звонка – «Футбольного марша» Блантера – рвет цепь воспоминаний. Анкеты сданы. Пока нет учителя в классе, «потрем» с пацанами за жизнь на знакомой интернатской волне.

– Мужики, ну и как у вас тут с девчонками? – как футбольный мяч, небрежно подбрасываю вопрос. На «мяч» реагируют моментально, отвечая вразнобой.

– Да стоит выйти на прогулку в город, девчонки как герб увидят на костюме – «академик», на шею и бросаются. Но свяжешься с ними – прощай, футбольная карьера.

— Кто сказал?

— Тренер.

— «Прощай, карьера» – это когда выпить-покурить любишь больше, чем играть.

— У нас с этим строго. В академии круглые сутки работают 60 камер видеонаблюдения, застукают сразу. Нас штрафуют за грязную обувь в гостинице, а за выпивку сразу отчисляют.

— На что «бабки» тратите?

— Да разве это бабки? Так, на мороженое девчонкам. Вот если заключишь контракт с клубом премьер-лиги…

— Тренеры часто «душат» не по делу?

— Да нет. Мы с тренерами помногу разговариваем.

— И что, с голландцами общаетесь на английском?

— У нас каждый день английский, с примерами из английской премьер-лиги.

— Воспитанник вашей школы Алан Дзагоев бывает у вас?

— Аланчик нечасто в гости приезжает. Нормально с ним общаемся, но без фанатизма. Алан же лучшим не был в своем возрасте в «Академии», а вот в ЦСКА выстрелил…

— Давно ваша команда сформирована?

– Уже лет пять. Команда – добрая. Играем по системе «Барселоны», так наши соперники говорят…

— А если к вам приедет какой-нибудь «Ибрагимович» из Саратова – «вырежете» новичка из основы?

— Такое бывает. Но, если игрок нужен команде, никто не «вырежет».

— А как «вырезаете»?

— Передачи во время тренировок никто давать не будет. Вот и попробуй себя прояви – без мяча. Ой, звонок на урок! А когда выйдет статья про нас?

— Когда расшифрую ваши анкеты. А теперь, мужики, давайте фото на память.

О ЖИЗНИ В СТАЕ

После уроков я пил чай с коллегой Филипповым, перелистывая анкеты, рассуждая о проблемах выживания юнцов в условиях стаи.

Судя по анкетам, «академики» мечтают стать профессиональными футболистами, чтобы «можно было позволить себе взять от жизни все». И не сомневаются, что уж они-то «наверняка станут известными игроками и обеспечат себя на всю жизнь».

На столиках в столовой защитник «Барселоны» Карлос Пуйоль на фотоснимке делился секретами любимых блюд. Постеры с игроками российской сборной интерьеры не украшают. Лишь русские слова на стенах школьного туалета перекликаются с внешними атрибутами моей интернатской эпохи.

Прав был мой тренер Васютин. Они – другие. Пацаны пацанами, не забитые, без осени в глазах. Кажется, влюбленные в футбол. И, похоже, целеустремленные. Только цели у «академиков» XXI века отличны от интернатских мечтаний конца века XX.

Впрочем, завидовать шикарным условиям содержания в современной «спортивной тюрьме» не хочется. Пусть даже обслуживающего персонала здесь почти вровень с числом проживающих постоянно футболистов (120–140 игроков разного возраста). Школа жизни и для этих пацанов все равно – не сгущенка. Пять лет без родительского присмотра, под постоянным прессингом команды-стаи и незримым оком видеокамер научат тебя вычислять гниль в любом коллективе по взмаху ресниц. Пусть 20 лет спустя за окном интерната – другая страна, иные ценности, стимулы и приоритеты.

Можно предположить и посетовать, что из этих маленьких вгрызающихся в футбол «волчат» до уровня Смертина и Дзагоева поднимутся единицы… А «неудачникам» придется дальше жить по новым законам, но в голове-то – один футбол.

Впрочем, к чему «академикам» мои рассказы о том, как, выйдя из стен интерната, падали от наркоты до уровня тюремных шконок мои товарищи, невостребованные большим футболом. ДРУГИЕ сейчас мне все равно не поверят…

Играйте лучше нашего, дорогие ДРУГИЕ, если играется в радость.

АНКЕТА «СОВЕТСКОГО СПОРТА»

20 старшеклассникам предложили ответить на семь вопросов:

1. Что вам дало обучение в академии в спортивном, образовательном и личностном плане?

Самые частые ответы: побывал за границей; выиграл титулы; прибавил в мастерстве; здесь все бесплатно и большое будущее; стал самостоятельным.

2. Почему вы хотите стать профессиональным футболистом?

Самые частые ответы: возможность получить от жизни все; получать хорошую зарплату; стать известным; обеспечить близких; просто потому, что люблю футбол.

Один мальчик ответил: чтобы мною гордились родители.

Ни одного ответа: хочу играть за сборную России.

3. Кем хотите стать, если не подпишете профессиональный контракт?

Самые частые ответы: сделаю все, чтобы подписать контракт с профессиональным клубом; уж я-то обязательно буду профессиональным игроком; кроме футбола, мне нечем заняться; найду работу, связанную с футболом (менеджер, агент, тренер); не думал об этом.

Был один ответ: инструктор тренажерного зала.

4. Что вы предпочтете: скамейку запасных в топ-клубе или твердое место в основе команды-аутсайдера?

Лишь трое опрошенных из 20 предпочли скамейку запасных в топ-клубе.

5. Готовы ли будете после окончания академии выступать на уровне российской премьер-лиги?

Только двое из опрошенных сомневались, что смогут выступать в премьер-лиге после окончания академии.

6. Возникали ли конфликты с тренерами академии? Укажите повод.

Наиболее частые ответы: не возникало; тренер всегда прав; недопонимание.

Два ответа: нарушение режима и тренер был не прав.

7. Самая большая проблема, с которой столкнулись в академии?

Самые частые ответы: редкие встречи с родителями.

Единичные ответы: не попадаю в состав после операции, мало времени в личном плане.

Дедовщину и прессинг тренеров не указал никто.

Часть ребят подписались под своими ответами.

МНЕНИЕ МЕНЕДЖЕРА

«КОНТРАКТ ЕМЕЛЬЯНОВА? БЕЗ КОММЕНТАРИЕВ...»

Кирилл ВЕРХОЛЕТОВ, исполнительный директор ФК «Академия», менеджер:

– Какие возможности дает академия в плане социальной адаптации своих воспитанников?

– У нас масса кружков, 17-летние ребята проходят курсы автовождения. Но это специализированный интернат. Не найдут себя игроки в качестве игроков – пойдут в тренеры или менеджеры.

– Ребята мало общаются с родителями.

– Каждый воспитанник академии в течение года бывает дома примерно 45 дней. Но в том и проблема: родителей сильно волнуют вопросы по составлению контрактов. Бывает, ребята не возвращаются из дома назад.

– Сколько выпускников уже в профессиональных клубах?

– С 2007 года 38 выпускников подписали контракты.

– За воспитанника академии Рому Емельянова донецкий «Шахтер» заплатил миллион долларов. На что их потратили?

– Не могу согласиться с суммой и предпочел бы не комментировать вопрос.

– Ваши воспитанники грезят лишь о миллионных контрактах. Может, привлечь в педагогический процесс служителей церкви – для просветления?

– Религия – личное дело каждого.

– Часто ли «академики» получают увольнительные?

– До 13-летнего возраста ученики выходят в город только с тренером или воспитателем. С 14 лет раз в неделю выходят в город самостоятельно с 17.00 до 20.00. Для тех, кто постарше, разрешены два-три выхода в неделю.

– Размер стипендии «академика»?

– Стипендия – 2000 рублей в месяц. Для старшеклассников зарплата – 5–10 тысяч рублей. Кто-то умудряется скопить на дорогую одежду и бутсы, «как у Месси». Штрафы за нарушения распорядка 50–100 рублей… Дети олигархов здесь не учатся.

МНЕНИЕ ТРЕНЕРА-ИНОСТРАНЦА

«ЧЕРЕЗ 5 ЛЕТ КОНВЕЙЕР ПО ПОДГОТОВКЕ ДЗАГОЕВЫХ ЗАРАБОТАЕТ»

Роланд ВРОМАНС, главный тренер академии:

– Вы полтора года работаете в академии. К каким выводам успели прийти?

– Наша философия основана на развитии индивидуальности игрока. Цель как тренера в личных беседах – выцедить максимум информации от игрока о том, каким он себя представляет.

Российские тренеры, по словам игроков, раньше постоянно орали. От этого ребята чувствовали скованность и со временем переставали говорить. Русская ментальность – старшему не о чем разговаривать с младшим… Но это не должно касаться футбола. Мы выстроили четкую структуру взаимодействия тренеров, научили их проводить индивидуальные беседы с игроками. Если российский тренер не хочет учиться – его меняют.

– Некоторые наши тренеры протестуют против голландского футбольного засилья…

– Голландские тренеры востребованы во всем мире. В России тренер первым делом уделяет внимание развитию физических данных игроков. В Голландии – тактике. Российские тренеры мечтают сразу тренировать взрослые команды, вместо того чтобы пройти все этапы. Я поработал с каждой возрастной группой по году и стал помощником главного тренера ПСВ. Работая в ПСВ, познаешь топ-уровень. Я не трачу энергию на пустые разговоры о том, нужны ли голландские тренеры России. У меня есть план – мы его реализуем. Если мы продолжим работу по плану, через пять лет в Тольятти будет конвейер по ежегодному воспитанию пяти игроков уровня Алана Дзагоева.

– Почему не 10?

– Нет, это завышенная цифра.

– Российские юные футболисты менее талантливы, чем их голландские сверстники?

– Нет, они такие же. Только с ними надо работать, нужны соревнования для выпускников школы, с этим в России проблема. Дзагоев стремительно развивался, а для многих молодых игроков нужна адаптация в молодежной лиге.

– Для юных российских игроков главный стимул для повышения мастерства – деньги…

– Главное, чтобы стимул был. Пусть и такой. Игрок без мотивации не растет. Наибольшая ответственность за воспитание человека лежит на его родителях. А моя задача – использовать мотивацию игрока как рычаг для его роста.

– Ваша собственная мотивация на работу в России?

– У меня пятеро детей, которых нужно кормить. Неделю в месяц я провожу в Голландии. Но главная моя цель – настроить у вас футбольный конвейер. Работу в России я не закончил и хотел бы ее продолжить. Во времена СССР, я слышал, у вас было больше академий. Нужно увеличивать их число и число юниорских турниров.

МНЕНИЕ ДИРЕКТОРА

«ЗА ГРАНИЦУ МЕЧТАЮТ 9 ИЗ 10...»

Директор общеобразовательной школы футбольной академии с момента ее открытия Андрей Иванович ФИЛИППОВ:

– Главная наша задача – помочь ребятам использовать шанс стать профессиональными футболистами.

Не все игроки понимают значимость получения общего образования. Есть стереотип: станешь футболистом – купишь все. Мы предостерегаем ребят: деньгами можно неверно распорядиться. К нам часто приходят здоровые парни, отличные спортсмены, умные. При этом они толком не учились. А один старшеклассник… не умел читать! Мы же должны его подготовить к сдаче ЕГЭ. Экзамены все сдают успешно и поступают на спортфак в Тольятинский госуниверситет.

Еще проблема: они живут как одна команда, и проявление лидерских качеств вне футбольного поля слабо выражено. Те, кто занял лидирующие позиции, стараются их не упустить. Остальные становятся серыми мышками. Оказавшись в мире взрослого футбола, им тяжело будет пробиваться в состав.

Ротация «академиков» происходит постоянно – ежегодно меняемся на треть. Бывает, к 11-му классу ученик получает травму, понимает, что футболистом не станет, и набрасывается на учебу. Дважды в год приглашаем родителей на собрание (за наш счет).

Увы, здесь они живут в стае и происходит утрата чувства семьи, необходимости о ком-то заботиться, потребности передавать свои знания. Желания мальчишек: престижно выглядеть, иметь престижные машины. Хотя есть парни, помогающие своим родителям. Притом за рубеж мечтают уехать играть 9 из 10 «академиков».

К нам приезжал человек из школы подготовки игроков «Челси», отвечающий за быт. В «Челси» – строгая дисциплина, есть образ футболиста, которому ты должен соответствовать. Уметь одеваться, дать интервью, правильно вести себя в обществе, владеть английским языком. В общем, уметь быть аристократом. Не соответствуешь стандартам – до свидания. Такой специалист необходим и нашим воспитанникам.


"Советский спорт"