РЖД Локомотив Федерация спортивных журналистов России Чемпионат.ру Российская газета Гудок

ДНЕВНИК ПРЕЗИДЕНТА ДФЛ

ДНЕВНИК ПРЕЗИДЕНТА ДФЛ

ФУТБОЛ-КЛАСС


Одни не дома

Российский трансферный рынок стремительно молодеет. Борьба между клубами разворачивается уже за игроков, которым не исполнилось и десяти лет. Главный аргумент в торгах — не деньги, а светлое будущее, которое могут гарантировать только репутация футбольной школы и условия, созданные в ее интернате.

СЕЛЕКЦИОННЫЕ НОУ-ХАУ

Сети селекционеров, специализирующихся на детских талантах, уже накрыли всю европейскую часть страны, а щупальца скаутских спрутов дотянулись до всех значимых юношеских соревнований. Ставки в игре по поиску юных дарований еще не так высоки, как на взрослом трансферном рынке. Но премиальные селекционерам, ищущим кадры для детско-юношеских школ, доходят до нескольких тысяч долларов за найденный талант.

Попавших в скаутские сети клубы просматривают на недельных сборах. Лучших зачисляют в свои интернаты. Но лучшие из лучших сами выбирают школы, в которых собираются получать футбольное образование. За них и идет самая настоящая война.

Конкуренция на детском футбольном рынке все жестче, и клубы вынуждены придумывать селекционные ноу-хау. На сайте школы «Локомотива», например, можно обнаружить образец анкеты, заполнив которую, каждый ребенок в возрасте от двенадцати до шестнадцати лет, занимавшийся прежде футболом в ДЮСШ, получает возможность оказаться в структуре «железнодорожников». Обычно подобная заявка рассматривается в течение двух недель. После футболист получает ответ — приезжать ему на просмотр или нет. Проживание и питание во время недельного сбора — за свой счет.

В майские праздники «Локомотив» совместно с фитнес-клубом «Зебра» опробовал новый для нашей страны вид селекции, организовав в Черкизове Спортивный уик-энд. В этот день почувствовать себя воспитанником школы «железнодорожников» мог любой мальчишка, приславший предварительную заявку и уговоривший родителей оплатить это мероприятие. По словам спортивного директора ФШ «Локомотив» Юрия Анатольевича Нагайцева, таким предложением воспользовались около ста ребят.

Это одни из немногих честных способов отъема кадрового резерва у конкурирующих фирм. Более популярны серые схемы, в которых клубы действуют через посредников. Те, выясняя настроения и финансовые запросы родителей, предлагают бонусы и стипендии. Родственникам особенно перспективных игроков — высокооплачиваемую работу и квартиры: лучше немного вложиться на самом первом этапе, чем потом приобретать выросшего в чужой школе игрока за миллионы.

В официально обнародованном бюджете ПФК ЦСКА на 2009 год на детскую школу отведено 2,362 млн. долларов. В планируемых расходах «Динамо» на воспитание резерва заложена сумма в 80 миллионов рублей, в «Локомотиве» — примерно 2 млн. евро. Это примерно 3—5 процентов от всех расходов клубов. Бюджет в 8 млн. долларов самой крупной в России футбольной школы — тольяттинской Академии им. Коноплева — обеспечивает Национальная академия футбола Романа Абрамовича.

Расходы на школы — единственные, которые в больших клубах в условиях кризиса не попали под сокращения. Но этих довольно приличных сумм уже недостаточно, чтобы чувствовать себя слишком уверенно. На детский трансферный рынок с серьезными намерениями выходят все новые игроки. В последнее время активизировалась Казань, амбициозные планы у ФК «Краснодар». Старые «фирмы» сдерживают натиск только за счет лучших пока связей среди селекционеров и европейских условий проживания молодых игроков в известных уже на всю страну интернатах.

РАЙ ЖЕЛЕЗНОЙ ДОРОГИ

Наиболее внушительной инфраструктурой обладает самая молодая из всех московских школ. Открытый в 2000 году Центр спорта и образования «Локомотив» располагается непосредственно на территории стадиона в Черкизове. Уже привлекавшиеся к играм основного состава «железнодорожников» Алан Гатагов и Руслан Камболов — олицетворение светлого будущего выпускников школы.

Главной особенностью ФШ «Локомотив» является ее компактность: футбольные поля и общеобразовательную школу разделяет не более двухсот метров. Ровно посередине находится сам интернат — шестиэтажное здание. На первом — столовая, медицинский кабинет и склад. Следующие три этажа отданы воспитанникам школы, а два верхних — игрокам молодежной команды и клуба «Локомотив-2». У тех и других отдельный вход в здание: старшие и младшие в «Локо» живут по отдельному распорядку.

«У нас здесь по два воспитателя. К тому же каждую ночь остается дежурный тренер. Мы ввели эту должность в прошлом году, посчитав, что воспитателям нужно помочь. Все-таки тренеры обладают для ребят непререкаемым авторитетом», — рассказывает Юрий Нагайцев. И с особой гордостью предлагает взглянуть на спроектированный им самим «Локо-спорт» — универсальный комплекс с тренажерным залом, беговыми и легкоатлетическими дорожками, мини-футбольной коробкой и мини-кинотеатром.

Кадеты «Локо» живут в номерах, рассчитанных на двух человек. Одна комната — жилая, другая — спальня. На стенах комнат идеологически чуждые постер Егора Титова и вымпел донецкого «Шахтера». «Вешают то, что у них есть. Для детей это нормально, — Юрий Нагайцев не видит в данном явлении признаков саботажа. — Нельзя зажимать детей в такие рамки, чтобы они шарахались при виде тренеров. Мы можем зайти, поговорить с ними, посмотреть, убрана комната или нет. Но в остальном это их территория. Хотя в быту наши воспитанники, конечно, должны носить только форму «Локомотива».

Но чего в номерах интерната «Локомотива» нет — так это телевизоров. «Мы сторонники того, чтобы ребята хорошо отдыхали и высыпались. Есть один телевизор в холле, этого вполне достаточно», — объясняет Нагайцев.

В Академии имени Коноплева считают иначе: «У нас телевизоры и компьютеры стоят в каждом номере. Планируется, в скором времени будет свободный доступ в Интернет, — рассказывает Евгений Ерофеев, тренирующий команду 1996 года рождения. — А вообще мы собираемся провести исследование, чтобы выяснить интересы ребят и разнообразить их досуг. Но уже сейчас, пользуясь тем, что у нас хорошие отношения с «Челси», мы усиленно обучаем мальчишек английскому языку».

СВОИ СРЕДИ ЧУЖИХ

У исторических соперников ЦСКА и «Спартака» в плане интернатов — схожие проблемы. Оба клуба имеют на руках так и нереализованные планы по строительству собственных комплексов для иногородних воспитанников. Пока же юные армейцы вынуждены жить вместе с другими спортсменами общества. Спартаковцев и вовсе приютил один из московских колледжей, в котором выпускают специалистов в сфере менеджмента.

Армейский интернат, расположенный в районе станции метро «Динамо», на Петровско-Разумовской аллее, представляет собой четырехэтажный корпус. Сорока футболистам отводятся только два из них. На остальных этажах живут ребята, занимающиеся иными видами спорта.

У иногородних воспитанников ЦСКА день строится следующим образом: в половине восьмого — подъем, затем завтрак. А в 8.30 — начало занятий в общеобразовательной школе №704, расположенной около станции метро «Аэропорт». В два часа дня автобус забирает игроков обратно в интернат. После отдыха — тренировки на Песчаной площади. Отбой в 22.30. «Бывают, конечно, послабления, потому что иногда в это время проходят игры Лиги чемпионов, ради которых можно пожертвовать режимом. Мальчишки собираются вместе, смотрят, обсуждают, и отбой отходит уже на второй план», — рассказывает наставник московских «армейцев» 1997 года рождения Андрей Плахетко.

Большинство юных «армейцев» живет в одноместных номерах. По словам воспитательницы ребят Любови Пчелкиной, это связано с тем, что в ЦСКА основной упор делают на комфортность.

Еще одна отличительная черта армейского интерната — особая семейная атмосфера, настаивают армейские воспитатели. «Мы хотим, чтобы ребята у нас были сплоченными и не только знали друг друга в лицо, но и могли разделить чужие переживания. Когда мальчишек привозят в интернат совсем взрослыми — это одно. Но большая масса детей живет у нас с малых лет. Из тех, кого набирали еще в 10—11-летнем возрасте, осталось около 70 процентов», — замечает Любовь Васильевна.

В августе юные игроки проходят сборы на базе главной команды в Ватутинках — никаких преград для общения с футболистами основного состава. «Когда ребенок тренируется буквально через дорожку от своих кумиров, это здорово подстегивает, — считает Андрей Плахетко. — Каждый мальчишка видит, что совсем скоро и он может оказаться на соседнем поле». Среди тех, кому уже удалось проделать этот путь, — Иван Таранов и Сергей Самодин, ныне, правда, защищающие цвета, отличные от «армейских».

Иногородние воспитанники «спартаковской» школы с конца 90-х годов жили в номерах гостиничного комплекса «Измайловский». У Владислава Рыжкова остались противоречивые воспоминания о тех временах: «Мы могли свободно разгуливать по городу, ночевать у знакомых, поедать «Доширак»... Да о чем говорить, если даже автобуса не было!»

Одно время клуб снимал для иногородних воспитанников школы трехкомнатные квартиры. Но сейчас от этой практики решено отказаться: «Там возникали проблемы чисто бытового плана, связанные с питанием и, чего уж греха таить, дисциплиной. Одной из воспитательниц была мама того футболиста, который проживал на этой квартире. Она же не могла разрешать своему ребенку больше, чем трем другим, правильно? Отсюда и проблемы», — рассказывает главный тренер ДЮСШ «Спартак» Владимир Бодров.

В этом году красно-белые заключили договор с руководством близлежащего колледжа об аренде этажа в студенческом общежитии. Но руководство спартаковской школы сделало все, чтобы студенты и футболисты не пересекались. «И у нас, и у директора колледжа есть четкое понимание ситуации, проявляющееся в том, что воспитанники школы не должны общаться со студентами, — говорит Владимир Бодров. — Это чисто организационные вопросы, которые можно решить. Как только группа молодых ребят заходит в здание, они тут же поднимаются на лифте в отдельный блок. При этом охранники отслеживают, чтобы этот процесс занимал не более одной-двух минут». Кроме охранников за 57 воспитанниками спартаковского интерната круглосуточно присматривают три воспитателя.

Здание располагается в десяти минутах ходьбы от стадиона имени Игоря Нетто. Но красно-белых не покидают мысли о необходимости постройки собственного гостиничного комплекса. Проект уже существует, но он заморожен, продолжает Бодров. План-макет здания, рассчитанного человек на сто, лежит где-то у директора школы Николая Кожуткина. Но достанут его еще не скоро.

Тем не менее материально-техническая база школы будет улучшаться, надеется Владимир Бодров: «До 1 сентября этого года должен быть открыт футбольный городок. Проект уже начал осуществляться в виде строительства трех искусственных полей и двух полей с подогревом в районе манежа». И, как рассчитали в «Спартаке», основу ближайших выпусков красно-белых будут составлять приезжие ребята с разных концов России: из 26 мальчишек 1993 года рождения только восемь имеют московскую прописку.

ГОСТИНИЦА БУДЯНСКОГО

В клубах так до конца и не определились, как оценивать успешность работы своих интернатов. В частных футбольных школах все проще — деньги, вырученные от продажи молодых игроков, дают полную оценку. Команда «Академика», созданная тогда еще агентом Константином Сарсания, — пример, как подобные проекты могут быть успешны и в России.

Команда Сарсания была ориентирована в первую очередь на последующую выгодную продажу собственных выпускников. «Это было ноу-хау тогда в России, — вспоминает полузащитник московского «Спартака» Александр Павленко. — Команда была очень сильная и перспективная, были созданы отличные условия, и туда было не так просто попасть. Я сейчас понимаю, что «Динамо», где я играл до перехода в «Академику», — это «Динамо», а «Академика» — это проект уже другого уровня. Все было более чем серьезно. Мы были очень хорошо готовы физически, на всех турнирах мы своих соперников просто перебегали. Такая подготовка продолжалась ровно год, с четырнадцати до пятнадцати лет».

Дети, собранные по всему бывшему Советскому Союзу, жили сначала на базе в Новогорске. Затем команда переехала в подмосковный Чехов. А проект не только окупился, но и принес некоторую прибыль. Один из наиболее известных переходов — переезд в Турин Виктора Будянского. По неофициальной информации, нынешний полузащитник «Химок» обошелся «Ювентусу» в 200 тысяч евро.

«Конечно, в «Юве» брали игрока в интернат только в том случае, если он на просмотре демонстрировал, что он сильнее своего местного конкурента, — рассказывает о своем переходе Виктор. — Я удивил тренеров физической готовностью, выносливостью. В среднем из других стран на просмотры в «Юве» приезжали два раза в год, когда выдавались паузы в чемпионате. Просматривали всех: бразильцев, аргентинцев… в общем, детей собирали со всего света. Среди всех игроков 1983—1984 годов рождения в «Ювентусе» было человек десять иностранцев. Это очень приличное количество. Чернокожих ребят в команде также было много — человек шесть точно». Кроме Будянского в Турин из «Академики» попали узбек Зейтуллаев и молдаванин Коваленко. Больше игроков из СНГ в интернате «Юве» не было.

Когда Будянский только перешел в «старую синьору», он жил в гостинице, которая находилась в Турине. «Это был специальный отель, в котором проживала только молодежь «Юве», — рассказывает Виктор. — Там жили ребята всех возрастов, начиная от самых маленьких и заканчивая дублерами. Это было четырехэтажное здание. Раньше там была обычная трехзвездочная гостиница. Единственное неудобство — до футбольного поля надо было прогуляться».

Воспитателей у Будянского и его партнеров тоже не было — только одна женщина на рецепшн. «Конечно, если возвращаться очень поздно, то она могла доложить тренеру или руководству, но никто по номерам у нас не ходил и спать никого не укладывал, — рассказывает полузащитник. — В России, когда мы жили в спорткомплексе, нас постоянно контролировали, а в «Юве» мы были предоставлены сами себе, и там полагались на наше профессиональное отношение к делу. Я считаю, что это правильно. Все-таки многое зависит от человека: если он профессионал, то, я думаю, он знает — в двенадцать или в час ему нужно лечь спать. В Италии, например, у нас у каждого был телевизор, и все с режимом было нормально».

Но успел Виктор Будянский застать и перемены в «Ювентусе»: в последний год его пребывания в Турине итальянцы открыли огромный спортивный комплекс, в котором теперь живет и тренируется молодая поросль «старой синьоры».

Воспитанники «Ювентуса» тех лет нынче в большом количестве представлены в клубах серии А и серии В. Из наиболее ярких имен туринского интерната можно назвать форварда «Дженоа» и сборной Италии Рафаэле Палладино, его одноклубника Маттео Паро, игроков «Ювентуса» Паоло де Челье и Себастьяна Джовинко.

КАЗАРМА ПАВЛЕНКО

Переход полузащитника Александра Павленко в швейцарскую «Лозанну» — еще один громкий трансфер «Академики». «После переезда в швейцарскую «Лозанну» меня поселили в казарму около стадиона, — рассказывает ныне защищающий цвета «Спартака» полузащитник. — Там жили все иногородние ребята, а также и те, кто приехал из других стран. С понедельника по пятницу в казарме также были и военные. Они ходили в форме, занимались какими-то своими делами, но мы с ними не контактировали».

Это, конечно, не были казармы в привычном для России смысле слова — местный аналог был гораздо комфортнее российского варианта, вспоминает Александр. Но жил он тогда в большой комнате вместе с Андреем Поповым и двумя братьями из Камеруна.

«А питались мы в ресторане, который находился прямо на стадионе. Причем нас постоянно кормили макаронами, и это нам не очень нравилось, — до сих пор морщится Павленко. — Мы, конечно, угрожали, что сейчас пойдем в «Макдоналдс». Но должного впечатления наш шантаж не производил. Два раза в неделю была пицца — вот это был для нас настоящий праздник».

Когда Павленко уже собирался уезжать обратно в Россию, швейцарцы на базе французского «Сент-Этьенна», клуба с великолепной детской школой, присмотрели идею в виде быстро собирающихся домиков для молодежи. Было решено соорудить нечто подобное прямо рядом со стадионом. «Нам там двухместные номера обещали. Увы, этого я уже не застал», — немного даже жалеет Павленко о несбывшемся переезде. У его нынешнего руководства в «Спартаке» сейчас, возможно, такие же мечты о своем интернате в Тушине.

Ярослав КУЛЕМИН
Иван КАРТАВЫЙ
Еженедельник «Футбол»